Имена мальчиков мордовские


Мордовские имена - это... Что такое Мордовские имена?

Мордовские имена

Дохристианский именник в мордовских языках насчитывал более тысячи имен. Состоял преимущественно из самобытных имен, но также есть и определенная часть из них, которую можно отнести к заимствованным: славянским, арабским, тюркским и др. . Некоторые старинные личные имена дали основу для современных фамилий, таких как Шиндины (Шиндяй/Чиньдяй), Вирясовы (Виряс), Рузавины (Рузава), Маскаевы (Москай), Пинясовы (Пиняс).

  • 1 Этимология
  • 2 Дохристианская модель
  • 3 Женские имена
  • 4 Ссылки

Этимология

Основы традиционных мордовских личных имён обычно обозначают или черту характера —Кежай, Кежут, Кежапа, Кежеват, Кежедей от кежей 'злой', Паруш от паро 'хороший', или передают отношение к ребенку, чувства родителей — Вечкас, Вечкуш, Вечкан, Вечковат, Вечкенза от вечкемс ‘любить’, Учай, Учват, Учесь, Учан от учемс 'ждать', или называют место рождения ребенка — Паксяй, Паксют, Пакстян от пакся 'поле', Виряй, Виряс, Вирдян от вирь 'лес', или содержат намек на время рождения — Нуят, Нуянза, Нуякша от нуемс 'жать', Пивцай от пивцемс 'молотить' и т. д.

У мордвы бытовали также имена с основами, обозначающими названия животных, птиц, деревьев и пр., например: Овтай от овто 'медведь', Пиняй, Пиняс от пине 'собака', Каргай, Каргаш от карго 'журавль', Пичай от пиче 'сосна', Тумай от тумо 'дуб'.

Дохристианская модель

Антропонимическая модель у мордвы в дохристиаскую эпоху была двучленной. Она включала имя отца (отчество), стоящее на первом месте в родительном падеже, и имя сообственное, например : Пивцаень Нуянза, Уч-ва тонь Паксют, Тумаень Виряс, Кежеватонь Сю-мерьге, Ведяень Коломас, Вечкомасонь Чамза, Москаень Овтай, Нуякшонь Паруш, Вирдянонь Пичай, Сыресень Кавтась, Кирдяень Куляс.

Женские имена

При анализе корпуса традиционных женских имён обращает на себя внимание категория имён, которую можно назвать двуосновной, причем непременно содержащей в качестве второй основы слово ава : Ана-ва (Инява, Онава), Азрава (Азрафка, Асрава), Аша-ва (Ошава), Валдава (Вальдява, Волдава), Видява (Ведявка, Вадава), Вежава, Вергава, Виртява, Ка-нява (Канюва, Кунава, Кунавка), Литава (Литова), Лиява, Мазава (Мозява, Мозава, Мозявка), Нулзява (Нулзявка), Ордава, Парава (Порава), Покшава, Потява, Равжава, Рузава, Сернява, Сочава (Со-чефка), Сырява, Синява (Синевка), Тетява (Тедява), Тундава, Чиньдява (Шиндява), Черава (Черавка), Шонжава, Элюва, Ялгава (Ялгавка) и др.

Некоторые из указанных имен первоначально вообще не были таковыми, а выступали в качестве социальных терминов, обозначавших, в частности, снох. От этих терминов, как семейных титулов, зависели права и обязанности снох в больших, неразделенных, мордовских семьях, составлявших определенную, стро-го регламентированную иерархическую систему.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Мордовские имена и фамилии

 Дохристианский именник у мордвы состоял преимущественно из самобытных имен, хотя, разумеется, включал и ряд заимствованных: славянских, арабских, тюркских и др. Он насчитывал более тысячи имен.     Основы традиционных мордовских личных имён обычно обозначают или черту характера — Кежай, Кежут, Кежапа, Кежеват, Кежедей от кежей «злой», Паруш от паро «хороший», или передают отношение к ребенку, чувства родителей — Вечкас, Вечкуш, Вечкан, Вечковат, Вечкенза от вечкемс «любить», Учай, Учват, Учесь, Учан от учемс «ждать», или называют место рождения ребенка — Паксяй, Паксют, Пакстян от пакся «поле», Виряй, Виряс, Вирдян от вирь «лес», или содержат намек на время рождения — Нуят, Нуянза, Нуякша от нуемс «жать», Пивцай от пивцемс «молотить» и т. д.,     У мордвы бытовали также имена с основами, обозначающими названия животных, птиц, деревьев и пр., например: Овтай от овто «медведь», Пиняй, Пиняс от пине «собака», Каргай, Каргаш от карго «журавль», Пичай от пиче «сосна», Тумай от тумо «дуб».     Дохристианская антропонимическая модель у мордвы была двучленной. Она включала имя отца (отчество), стоящее на первом месте в родительном падеже, и индивидуальное имя, например: Пивцаень Нуянза, Учва тонь Паксют, Тумаень Виряс, Кежеватонь Сюмерьге, Ведяень Коломас, Вечкомасонь Чамза, Москаень Овтай, Нуякшонь Паруш, Вирдянонь Пичай, Сыресень Кавтась, Кирдяень Куляс.     При анализе корпуса традиционных женских имён обращает на себя внимание категория имён, которую можно назвать двуосновной, причем непременно содержащей в качестве второй основы слово ава : Анава (Инява, Онава), Азра     ва (Азрафка, Асрава), Ашава (Ошава), Валдава (Вальдява, Волдава), Видява (Ведявка, Вадава), Вежава, Вергава, Виртява, Канява (Канюва, Кунава, Кунавка), Литава (Литова), Лиява, Мазава (Мозява, Мозава, Мозявка), Нулзява (Нулзявка), Ордава, Парава (Порава), Покшава, Потява, Равжава, Рузава, Сернява, Сочава (Сочефка), Сырява, Синява (Синевка), Тетява (Тедява), Тундава, Чиньдява (Шиндява), Черава (Черавка), Шонжава, Элюва, Ялгава (Ялгавка) и др.      Некоторые из указанных имен первоначально вообще не были таковыми, а выступали в качестве социальных терминов, обозначавших, в частности, снох. От этих терминов, как семейных титулов, зависели права и обязанности снох в больших, неразделенных, мордовских семьях, составлявших определенную, строго регламентированную иерархическую систему.     «Имен, которые давались молодушкам, — констатировал М. Е. Евсевьев, мордовский учёный начала XX в. — у эрзи было шесть: Мазава (красивая женщина), Ашава (белая женщина), Парава (хорошая женщина), Вежава (младшая женщина), Сырнява (золотая женщина) и Тятява (значение забыто). Самыми употребительными из них были первые четыре, причем первые три давались старшим снохам и в каком угодно порядке, а Вежава давалось всегда младшей снохе».     В такой роли они отчасти бытуют до сих пор у мордвымокши без прибавления слова ава (ма     за «жена старшего брата», тязя «жена второго брата», вяжа «жена третьего брата», пава «четвертого», тятя «пятого»).

     Идентично образованными титулами, также ставшими затем просто именами, мордва называла не только снох, но и женщин, имевших в свое время в мордовском обществе иной социальный статус. Например, титулами кирдява, инява, скорее всего, назывались жены мордовских правителей — кирди, инязоров, каназоров (от ине «великий», азор «хозяин, владыка»; кан «хан», азор «хозяин, владыка» термином покшава (от покш «большой, большая», ава «женщина») титуловались жены покштяев — глав патриархальных родов (от покш «большой»; атя «старик»), а термином азрава ( от азор «хозяин, хозяйка», ава «женщина») — жены кудатей или кудазоратей — глав больших патриархальных семей (от кудо дом», азор «хозяин», атя «старик»). Все эти титулы, обозначавшие социальное положение тех или иных женщин в мордовском обществе, затем, причем в разное время, превращались в антропонимы — Кирдява, Инява (Онава, Анава), Канава (Канява, Канюва, Кунава, Кунявка), Покшава, Асрава (Азрава, Азрафка), Мегурка, Мельшай, Незайка, Няйка, Нялька, Олота, Ошама, Пекшайка, Пемка, Пошайка, Потекай, Путяйка, Сангаса, Сеямка, Саналька, Сержай, Сетямка, Сиямка, Стяка, Серка (Сырка), Слюганька, Татка, Тоякша, Тикшайка, Тундя, Текай (Текайка), Унжутка, Упурга, Утяйка, Чиндяйка, Чинжай, Чиндяпа, Чечама (Чечамка), Ченкса, Чицка, Чичайка, Шукшторойка и др.

     По аналогичному образцу возникло мордовское женское имя Рузава (от руз «русский, русская», ава «женщина»), служившее для обозначения русской по национальности снохи в мордовской семье.     В связи с тем, что в мордовских языках нет грамматической категории рода, различить мордовские мужские и женские имена бывает не просто, особенно когда они выступают без контекста. Это не касается имен, содержащих в качестве второй основы слово ава.      Кроме того, одни и те же имена нередко могли выступать как в качестве женских, так и мужских, что подтверждается данными письменных документов. Так, имя Шиндё отмечалось в XVIII веке как женское, но оно встречается и как мужское — Шиндяй. То же самое можно сказать об именах Лопай, Маляка, Андямо (Андямка), Налка, Тикшайка, Мелцайка, Кичай, Велмайка, Инжай, Варака, Покшайка, Путяйка, Сетямка. Сырка, Чичайка и др.     Мордовский обычай наречения имени — лемдема (мордовское лем «имя», лемдямс «именовать») — практиковался вплоть до середины XIX века. Имя нарекала повивальная бабка следующим образом : по принесению «юртазор» и «юртазораве», «кудазор» и «кудазораве» (покровителям дома) и умершим предкам благодар     ственной жертвы за дарование младенца повивальная бабка заставляла коголибо держать над головой новорожденного младенца целый испечённый пирог, а сама брала другой и, стукая хлебом об хлеб, который держали над головой младенца, произносила следующие слова: «Даю тебе имя...».     Мордва придавала большое значение выбору счастливого имени. Для его поисков отец младенца выходил на улицу, и первый предмет или существо, попадавшее ему на глаза, становилось именем ребенка. Обоснованием такого выбора было то, что раз встретившийся человек или предмет существует, здравствует, значит, будет жить и здравствовать новорожденный.     Мордовские «языческие» имена могли даваться и после крещения наряду с христианскими, получаемыми в церкви. Но постепенно, в связи с христианизацией, мордовские самобытные имена стали употребляться в качестве вторых имен, затем как прозвища и, наконец, окончательно были вытеснены христианскими.     

     МОРДОВСКОТЮРКСКИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ     СВЯЗИ ПО ДАННЫМ ИМЕННИКА

          Мордовскотюркские этнокультурные контакты, начавшись со второй половины I тысячелетия н. э., непрерывно продолжаются вплоть до настоящего времени. По подсчетам лингвистов, в современных мордовских языках имеется свыше двухсот тюркских заимствований, а также антропонимы.      Некоторые из имен, заимствованных от тюркских народов, сохранились в качестве основ фамилий, бытующих у мордвы и в настоящее время : Абайкин — от имени Абай, Акайкин — Акай, Акмаев — Акмай, Алямкин — Алям, Арапов — Арап, Арасланкин — Араслан, Аркайкин — Аркай, Асманкин — Асман, Аюшев — Аюш, Базаркин — Базар, Бабуров — Бабур, Башкайкин — Башкай, Бекайкин — Бекай, Бектяшкин — Бектяш, Бекшаев — Бекшай, Бикейкин — Бикей, Биляркин — Биляр, Булаткин — Булат, Дивеев — Дивей, Дугушкин — Дугуш, Жиганов — Жиган, Исабайкин — Исабай, Исламкин — Ислам, Кабаев — Кабай, Кадоркин — Кадор, Камаев — Камай, Канайкин — Канай, Касимкин — Касим, Китаев — Китай, Колганов — Колган, Ку     манев, Куманькин, Куманяев — Куман, Куняев — Куняй, Мамайкин — Мамай, Мурзаев — Мурзай, Мурзакаев — Мурзакай, Мустайкин — Мустай, Назимкин — Назим, Начаркин — Начар, Сайгушев, Сайтушкйн — Сайгуш, Сакалкин — Сакал, Сарайкин — Сарай, Султанов — Султан, Толмаев — Толмай, Тюгаев — Тюгай, Тюганов — Тюган, Тюгашкин — Тюгаш, Ураскин — Урас, Чебайкин — Чебай, Челматкин — Челмат, Чембулатов — Чембулат, Шижганов/Шишканов — Шижган, Юртаев, Юртаикин — Юртай, Ямашкин — Ямаш, Яушев — Яуш и др.     

     МОРДОВСКОРУССКИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ     СВЯЗИ ПО ДАННЫМ ИМЕННИКА

     Давние связи мордвы с русскими привели к тому, что ещё среди «языческой» мордвы стали распространяться древнерусские, «языческие» же имена, которые, несмотря на крещение, начавшееся в 988 году, не выходили из употребления в среде самих русских вплоть до XVIII века, сосуществуя с христианскими.      Из русских не календарных имен наиболее популярными у мордвы были : Бажай, Бажан, Бараш, Беляй, Бессон, Бесстуж, Богдан, Большойка, Борей, Борис, Бояр, Бурнай, Бурнак, Бурнаш, Буян, Воинко, Гостяй, Губа, Девятка, Девятой, Дергун, Деряба, Добрыня, Добрыш, Долгай, Дорогай/Дорогой, Дружина, Дурай, Дурнай, Жадай/Жадей, Жатка, Ждан, Желай, Живай, Жидко. Заварюха, Засор, Зевай, Истома, Калина, Кормила, Ломка, Любим, Мал, Малец, Малка, Малой/Малый, Малыш, Меньшой, Милуш, Миляй, Молчан, Мордвинко, Морозка, Надежда, Надей, Нажалка, Назван, Найден, Невешка, Недосей, Неклюд, Немой, Ненаш, Несмеян, Нехорош, Нечай, Низовка, Новай, Новокай, По     водим, Поздей/Поздяй, Полежай, Потеха, Пристав, Пушкарка, Первой, Петай, Пятунка, Пятой, Радай, Рассей, Ребруш, Резачка, Русска, Руська, Рыжай, Рыска, Рыбка, Святка, Седой, Сизой, Ситка, Славка, Слушка, Смирка, Смолька, Старка/Старко, Судяй, Суморок, Сухан, Сухой, Татарко, Торопка, Третьячко, Тужилка, Удалка, Умняшка, Упырка, Храмой, Худой, Худяк, Цыган, Цыпкай, Черняй, Четверко, Четырка, Чувашко, Чудай, Чужай, Шестак, Ширяй, Шумилка.     От русских мордва стала воспринимать и христианские имена. Первым христианским именем, засвидетельствованным у мордвы, является Абрам (Абрамка).     По Атемарской десятне 1669—1670 годов, значились «станичные мордовские мурзы, которые служат по Саранску станичную службу на Чардане, верстанные» со следующими фамилиями : Верзагин, Волгоматов, Байков, Башатов, Истомин, Москаев, Сустатов, Тепаев; около полутора сотен не верстанных: Алов, Анасев, Атяев, Адушев, Баженов, Божатов, Ведяшов, Деваев, Капасов, Кобаев, Кочатов, Кучаев, Макулов, Палманов, Сатаев, Тарштанов, Тязяев, Тумаев и др.     Пензенские, атемарские, верхнеломовские, керенские десятни, в которых дан перечень «городовых дворян и детей боярских» свидетельствуют, что число мордовских князей и мурз было довольно много. Так, Пензенская десятня 1677 года называет князей Мокшазарова, Кулунзина, Мокшадеева, мурзкнязей Анемасова, Радаева, мурз Алемасова, Алякина, Вельмаева, Веденяпина, Живаева, Кудюшева, Лемаева, Мамаева, Мордвинцова, Мосеева, Палдамасова, Пароватова, Полдясова, Пиняева, Пилесева, Полумордвинова, Ризоватова, Сыресева, Симдянова, Тренина, Череватова, Яушева.     Фамилия Мокшазаров образована от мордовского дохристианского двуосновного имени Мокшазар (от мокша+азор «хозяин, владетель»), Мокшадеев — от имени Мокшадей. Имен такого типа (на дей) у мордвы было довольно много: Аржадей, Парадей, Суродей, Тумодей, Чичадей и др. Большая часть фамилий вышеназванных мурз имеет основой мордовские личные имена: Адуш, Алемас, Анемас. Аляка, Веденяпа, Ведяш, Велмай, Волгомат, Капас, Кочат, Кучай, Лемай, Москай, Парават, Пилесь, Пиняй, Полдяс, Ризоват, Сатай, Симдян, Сустат, Сыресь, Тезяй, Тепай, Тумай, Череват и др.     Перемена мордовского имени на русское (календарное), происходившая в основном в ходе христианизации, была длительным процессом, растянувшимся вплоть до середины XIX века. У новокрещёных в употреблении долго были как христианские, так и дохристианские имена одновременно.     Русские христианские имена адаптировались в мордовских языках соответственно их закономерностям. Например, в эрзямордовском языке Авдотью стали называть Олдай, Аграфену (Агриппину) — Окро, Аксинью — Окся, Акулину — Околь, Александра — Лесо, Александру — Леса, Анисью — Ансё, Антона — Онтон, Артёма — Артё, Варвару — Варо, Гаврилу — Гаорё, Григория — Дриго, Дарью — Дарё, Дорофея — Доро, Захара — Закар, Егора — Егорь, Игнатия — Иго, Марфу — Марква, Марью — Марё, Матвея — Матё, Никифора — Микикор, Николая — Миколь, Федосью — Кведо, Федора — Кведор, Филиппа — Квилё, Фому — Кома, Пелагею — Полё, Сергея — Серьго, Тимофея — Тимо, Харитона — Каритон и т. п.     Русское имя первоначально употреблялось как второе после собственно мордовского, потом оба стали функционировать наравне, спустя какоето время русское, обычно христианское, имя стало выступать на первое место, а мордовское отошло на второе, и, наконец, русское полностью заменило мордовское : так, в одном документе 1750 года говорилось «помордовски Уческа Жданов, а порусски Дмитрий Корнилов...»

     ПРИНЦИПЫ ОБРАЗОВАНИЯ ФАМИЛИЙ У МОРДВЫ

     Основу многих фамилий мордвы составили мордовские дохристианские личные имена, русские дохристианские личные имена, христианские имена, большей частью греческого происхождения, воспринятые также от русских по мере христианизации мордвы и распространения среди нее русской культуры, некоторые доисламские и исламские имена, главным образом тюркоарабского происхождения.     Внедрение в мордовскую среду имен и особенно фамилий русского образца было связано не столько с христианизацией, сколько с потребностями государственного делопроизводства. Именная путаница создавала большие затруднения государственной власти в учете населения, раскладке, налогов, ведении судебных дел, розыске беглых крестьян и т. п.      Фамилии мордве давали обычно русские священникимиссионеры и вкупе с ними чиновники, помещики, производя их в основном из имени отца или из его прозвищного имени по типу русских фамилий на ов, ев, йн, к/ин, онков, енков, ский. Часть фамилий была произведена от названий населенных пунктов, в том числе от именных топонимов, особенно с суффиксом ский, этнонимов мордва, мокша, эрзя. Так как отчествами или прозвищными отчествами у мордвы до крещения чаще выступали собственно мордовские личные имена, они и оказались закрепленными в основах произведенных от них фамилий на ов: Алгасов, Антясов, Атясов, Вельматов, Вельмесов, Вилясов, Вирясов, Водяков, Во     дясов, Ениватов, Кеживатов, Кельганов, Кидяшов, Кочеватов, Кочкомазов, Лемдясов, Лопасов, Пилесев, Парватов; на ев: Валдаев, Вечкаев, Видяев, Кавтозеев, Кандаев, Кельгаев, Киржаев, Кочкаев, Кулаев, Кумакшев, Лемесев, Маскаев, Нуштаев; на ин: Алякшин, Ашапин, Вельмакин, Видякин, Кечин, Кудапин, Кудосин, Кшнякин, Мелякин, Наракшин, Пакшин, Пиксин, Пьянзин, Рузавин, Сыресин, Шиндин; на к/ин: Азоркин, Алемаскин, Арзамаскин, Ацапкин, Ведяшкин, Вельмайкин, Веряскин, Видяйкин, Иневаткин, Инжеваткин, Кавтайкин, Кажапкин, Кечемайкин, Киушкин, Кечуткин, Кочеваткин, Ледяйкин, Лияскин, Нарайкин, Нурапкин, Паксеваткин, Пандаскин, Пиксайкин, Пискайкин, Порваткин; на енков/ ёнков: Ковтоенков, Максёнков, Парисёнков, Пурисёнков, Сыресёнков; на ский: Акшевский, Болтасевский, Кильдюшевский, Мокшанский, Мордовский, Сабаевский, Симилейский, Сульдинский.     Вероятно, от русских прозвищных отчеств произведены бытующие и сейчас среди мордвы фамилии типа Безбородов (правда, есть и русское имя Безбород), Беззубов, Безруков, Горбунов, Косолапов, Кривощеков, Кривоногов, Криворотов, Кривошеев (есть и русские имена Кривошей — мужское, Кривошея — женское), Рябов и др.     Некоторые фамилии, вероятно, давались по образцу соответствующих русских фамилий путем перевода их основы на мордовские языки — фамилиикальки: Акшаков (мокш. акша «белый») — Беляков, Атякшев (атякш «петух») — Петухов, Верьгезов (верьгиз «волк») — Волков, Кансарин (кансёро «конопляное семя») — Коноплин, Келаскин (мокш. келазь «лиса, лисица») — Лисицын, Нумолов (нумоло «заяц») — Зайцев, Панаркин (панар «рубашка») — Рубашкин, Пизёлкин (пизёл «рябина») — Рябинкин, Письмеров (письмар «скворец») — Скворцов, Ревин (реве «овца») — Овцын, Сараскин (сараз «курица») — Курицын, Тувин (туво «свинья») — Свиньин, Чавкин (чавка «галка») — Галкин, Шичавин (шичав «блоха») — Блохин, Шепаксов (мокш. шапакс «тесто») — Тестов, Шумбасов (мок. шумбаз «заяц») — Зайцев и т. п.     Значительное количество мордовских фамилии, бытующих в настоящее время, содержат в своей основе дохристианское мордовское личное имя : Азрапкин — Азрапа, Андясов — Андяс, Арсеваткин — Арсеват, Арзамаскин — Арзамас, Валгаев — Валгай, Ведяпкин — Ведяпа, Иневаткин — Иневат, Кавтозеев — Кавтозей, Кочеваткин — Кочеват, Кижеваткин, Кижеватов — Кижеват, Кинякин — Киняка, Кирдин, Кирдяев — Кирдяи, Кирендясов — Кирендяс, Кирдяпин — Кирдяпа, Кольтяпин — Кольтяпа, Кудапин — Кудапа, Кшнякин — Кшняка, Лемдясов — Лемдяс, Лияскин — Лияс, Мазяркин — Мазярго, Нарайкин — Нарай, Нарваткин — Нарват Одушкин — Одуш, Отингеев — Отингей, Пандаскин — Пандас, Пиксаев, Пиксайкин — Пиксай, Паксютов — Паксют, Ризаев — Ризай, Симдяшкин — Симдяш, Синдяев — Синдяй, Тенякшев — Тенякша, Туваев — Тувай, Тулаев, Тулайкин, Тулайков — Тулай, Учаев, Учайкин — Учай, Циндяйкин — Циндяй, Чиняев — Чиняй, Чевтайкин — Чевтай, Янгайкин — Янгай и др.     Ряд мордовских фамилий создан на основе прозвищных отчеств: Кевбрин (кев «камень», пря «голова»), Сермавбрин (сермав «пестрый», пря «голова», Учамбрин (мокш, уча «овца», пря «голова») и др.     Широко распространены у современной мордвы фамилии основа которых восходит к дохристианским (нехристианским) русским именам : Беляев, Беляйкин — Беляй, Борисов, Борискин — Борис, Буянкин — Буян, Ворожейкин — Ворожей, Гуляйкин — Гуляй Девятаев — Девятай, Девяткин — Девятко, Долгаев — Долгай, Дурнайкин — Дурнай, Живаев, Живайкин — Живай, Жадяев, Жадяйкин — Жадяй, Зевайкин — Зевай, Калинкин — Калина, Кручинкин — Кручина, Кусляйкин — Кусляий, Любимкин — Любим, Малкин — Малка, Малойкин — Малой, Малышев — Малыш, Милушкин — Милуш, Надежкин — Надежа, Названов — Назван, Недосейкин — Недосей, Немцев — Немец, Первойкин — Первой, Полежайкин — Полежай, Пятойкин — Пятой, Седойкин — Седой, Славкин — Слава, Чудаев, Чудайкин — Чудай, Чужайкин — Чужай, Радаев, Радайкин — Радай, Шаляев, Шаляй, Ширяев, Ширяйкин — Ширяй, Шумилкин — Шумила, Ярославкин — Ярослав и др.     Христианские календарные имена, распространявшиеся среди мордвы по мере христианизации, употреблялись, как и у самих русских, с уменьшительноуничижительным руссским суффиксом ка/ко. Так обычно представители господствующего класса пренебрежительно именовали крестьян. Это антропонимическое неравенство являлось продолжением неравенства социального : «...где люди торгуют людьми, где люди сами себя называют не именами, а кличками : Ваньками, Васьками, Стешками, Палашками» (В. Г. Белинский)     Эти фамилии, не являющиеся чисто мордовскими, широко распостранены среди мордвы : Аброськин, Авдейкин, Авдюшкин, Агейкин, Акашкин, Аксюткин. Алешкин, Аниськин, Антипкин, Антошкин, Арзюткин, Арискин, Архипкин, Асташкин, Борейкин, Вавилкин, Вантяйкин, Ваняшкин, Варлашкин, Василькин, Васькин, Власкин, Володькин, Гаврилкин, Гераськин, Григорькин, Давыдкин, Данилкин, Дарькин, Демяшкин, Денискин, Дорожкин, Доронькин, Дунюшкин, Евгращкин, Евстифейкин, Егоркин, Елисейкин, Елеськин, Емелькин, Епишкин, Ерёмкин, Ерёмочкин, Ермайкин, Ермушкин, Еряшкин, Ефимкин, Захаркин, Зинкин, Зорькин, Зоткин, Ивашкин, Игнаткин, Игонькин, Игушкин, Измалкин, Исайкин, Итяйкин, Ишуткин, Карпунькин, Кирюшкин, Климкин, Кондрашкин, Корнишкин, Костюшкин, Кузюткин, Купряшкин, Ларькин, Лёвкин, Лушкин, Макарейкин, Макаркин, Максимкин, Мареськин, Матюшкин, Меркушкин, Минькин, Мирошкин, Митрейкин, Митронькин, Митрошкин, Митюшкин, Михалкин, Мокейкин, Назаркин, Настюшкин, Наумкин, Нестеркин, Нефёдкин, Никишкин, Николашкин, Никулушкин, Ошкин, Оськин, Панкин, Палькин, Панькин, Пантелейкин, Панфилкин, Панюшкин, Пелагейкин, Петряйкин, Полькин, Потапкин, Пронькин, Родькин, Ромашкин, Савкин, Самсонкин, Свиридкин, Селиванкин, Семёнкин, Сергушкин, Степайкин, Степкин, Степушкин, Тараскин, Терешкин, Тимошкин, Тиханкин, Тишкин, Трифанкин, Трошкин, Улькин, Ульянкин, Устимкин, Фадейкин, Фатькин, Федькин, Федосейкин, Федоськин, Федоткин, Федяшкин, Федюнькин, Феломейкин, Филаткин Филянкин, Фирсткин, Фокапкин, Фомкин, Фролкин, Эрямкин, Юшкин, Якушкин, Янкин, Яськин, Яшкин т. п.     Фамилии, содержащие в своей основе этнонимы мордва, мокша, эрзя или личные имена, произведенные от этих этнонимов, распространены не только среди мордвы, но и среди русских. Они свидетельствуют о мордовском происхождении их первоначальных носителей. Фамилий такого рода довольно много: Мордванюк, Мордвилко, Мордвин, Мордвиненко, Мордвинкин, Мордвинов, Мордвинцев, Мордвинцов, Мордвишев, Мордвишин, Мордвов, Мордовец, Мордовин, Мордовкин, Мордовочкин, Мордовский, Мордовских, Мордовцев, Мордовченко, Полумордвинов; Мокшабаев, Мокшадеев, Мокшаев, Мокшазаров, Мокшакин Мокшанин, Мокшанихин, Мокшанкин, Мокшанов, Мокшанский, Мокшанцев, Мокшарев, Мокшеев, Мокшин; Эрзин, Эрзяйкин, Эрзякаев, Эрзямаев, Эрзюков, Эрзюткини т. п.     Много столетий мордва и русские жили бок о бок, непрерывно протекал процесс их сближениям. Русские с мордовскими фамилиями нередки. А в некоторых селах семьи с одной и той же фамилией пишутся в документах одни — русские, другие — мордва.     Есть ещё ряд современных фамилий мордвы, по которым в той или иной степени можно определить первоначальную этническую принадлежность их носителей. Они содержат в своей основе дохристианское мордовское личное имя .или другое мордовское слово: Авакшин, Азоркин, Азясев, Алякин, Андясов, Арзамаскин, Атюнькин, Атясов, Ашаев, Ашалгин, Ашапин, Бакштаев, Барцайкин, Бодякшин, Боляев, Бочкаев, Варжин, Ведяпкин, Велин, Вельмискин, Вельмов, Вешкин, Видманов, Водяков, Ендолов, Жочкин, Икомаскин, Иневаткин, Инелеев, Итяев, Кальматаев, Калявин, Камашкин, Кендялов, Кечин, Кичапкин, Кичказов, Колдоркин, Кочкарев, Кувакин, Кувин, Кудавнин, Кулюмов, Куркин, Куштапин, Кяжкин, Левщанкин, Лезин, Локшин, Лукшин, Мезин, Налдин, Нумов, Нурапкин, Нурдыгин, Офтин, Очкин, Пакштяев, Пандаскин, Паракшин, Паркин, Пекшкин, Пелин, Пеляйкин, Петькелев, Печказов, Пинемасов, Письмаркин, Подсеваткин, Позакшин, Покшиванов, Поксараскин, Поромзин, Потякин, Пулов, Пургаев, Пурцакин, Пуряков, Пырееьев, Равкин, Равочкин, Раксин, Ракшин, Рангаев, Раужин, Ревизов, Сакалкин, Сёвонев, Сулеев, Сульдяев, Телин, Урявин, Цымдяйкин, Ченкснев, Шакшин, Шанжаев, Шекшеев, Шиндяскин, Шукшин, Шуфтайкин, Штатолкин, Щанкин, Юфтайкин, Яксяргин, Якшамкин и т. п.

По материалам Н. Мокшина

erisow.livejournal.com

Мордовские имена

Мордовские имена

     Дохристианский именник у мордвы состоял преимущественно из самобытных имен, хотя, разумеется, включал и ряд заимствованных: славянских, арабских, тюркских и др. Он насчитывал более тысячи имен.

     Основы традиционных мордовских личных имён обычно обозначают или черту характера — Кежай, Кежут, Кежапа, Кежеват, Кежедей от      кежей «злой», Паруш от паро «хороший», или передают отношение к ребенку, чувства родителей — Вечкас, Вечкуш, Вечкан, Вечковат, Вечкенза от вечкемс «любить», Учай, Учват, Учесь, Учан от учемс «ждать», или называют место рождения ребенка — Паксяй, Паксют, Пакстян от пакся «поле», Виряй, Виряс, Вирдян от вирь «лес», или содержат намек на время рождения — Нуят, Нуянза, Нуякша от нуемс «жать», Пивцай от пивцемс «молотить» и т. д.      У мордвы бытовали также имена с основами, обозначающими названия животных, птиц, деревьев и пр., например: Овтай от овто «медведь», Пиняй, Пиняс от пине «собака», Каргай, Каргаш от карго «журавль», Пичай от пиче «сосна», Тумай от тумо «дуб».      Дохристианская антропонимическая модель у мордвы была двучленной. Она включала имя отца (отчество), стоящее на первом месте в родительном падеже, и индивидуальное имя, например: Пивцаень Нуянза, Учва тонь Паксют, Тумаень Виряс, Кежеватонь Сюмерьге, Ведяень Коломас, Вечкомасонь Чамза, Москаень Овтай, Нуякшонь Паруш, Вирдянонь Пичай, Сыресень Кавтась, Кирдяень Куляс.      При анализе корпуса традиционных женских имён обращает на себя внимание категория имён, которую можно назвать двуосновной, причем непременно содержащей в качестве второй основы слово ава : Анава (Инява, Онава), Азра      ва (Азрафка, Асрава), Ашава (Ошава), Валдава (Вальдява, Волдава), Видява (Ведявка, Вадава), Вежава, Вергава, Виртява, Канява (Канюва, Кунава, Кунавка), Литава (Литова), Лиява, Мазава (Мозява, Мозава, Мозявка), Нулзява (Нулзявка), Ордава, Парава (Порава), Покшава, Потява, Равжава, Рузава, Сернява, Сочава (Сочефка), Сырява, Синява (Синевка), Тетява (Тедява), Тундава, Чиньдява (Шиндява), Черава (Черавка), Шонжава, Элюва, Ялгава (Ялгавка) и др.       Некоторые из указанных имен первоначально вообще не были таковыми, а выступали в качестве социальных терминов, обозначавших, в частности, снох. От этих терминов, как семейных титулов, зависели права и обязанности снох в больших, неразделенных, мордовских семьях, составлявших определенную, строго регламентированную иерархическую систему.      «Имен, которые давались молодушкам, — констатировал М. Е. Евсевьев, мордовский учёный начала XX в. — у эрзи было шесть: Мазава (красивая женщина), Ашава (белая женщина), Парава (хорошая женщина), Вежава (младшая женщина), Сырнява (золотая женщина) и Тятява (значение забыто). Самыми употребительными из них были первые четыре, причем первые три давались старшим снохам и в каком угодно порядке, а Вежава давалось всегда младшей снохе».      В такой роли они отчасти бытуют до сих пор у мордвымокши без прибавления слова ава (ма      за «жена старшего брата», тязя «жена второго брата», вяжа «жена третьего брата», пава «четвертого», тятя «пятого»).      Идентично образованными титулами, также ставшими затем просто именами, мордва называла не только снох, но и женщин, имевших в свое время в мордовском обществе иной социальный статус. Например, титулами кирдява, инява, скорее всего, назывались жены мордовских правителей — кирди, инязоров, каназоров (от ине «великий», азор «хозяин, владыка»; кан «хан», азор «хозяин, владыка»); термином покшава (от покш «большой, большая», ава «женщина») титуловались жены покштяев — глав патриархальных родов (от покш «большой»; атя «старик»), а термином азрава ( от азор «хозяин, хозяйка», ава «женщина») — жены кудатей или кудазоратей — глав больших патриархальных семей (от кудо дом», азор «хозяин», атя «старик»). Все эти титулы, обозначавшие социальное положение тех или иных женщин в мордовском обществе, затем, причем в разное время, превращались в антропонимы — Кирдява, Инява (Онава, Анава), Канава (Канява, Канюва, Кунава, Кунявка), Покшава, Асрава (Азрава, Азрафка), Мегурка, Мельшай, Незайка, Няйка, Нялька, Олота, Ошама, Пекшайка, Пемка, Пошайка, Потекай, Путяйка, Сангаса, Сеямка, Саналька, Сержай, Сетямка, Сиямка, Стяка, Серка (Сырка), Слюганька, Татка, Тоякша, Тикшайка, Тундя, Текай (Текайка), Унжутка, Упурга, Утяйка, Чиндяйка, Чинжай, Чиндяпа, Чечама (Чечамка), Ченкса, Чицка, Чичайка, Шукшторойка и др.      По аналогичному образцу возникло мордовское женское имя Рузава (от руз «русский, русская», ава «женщина»), служившее для обозначения русской по национальности снохи в мордовской семье.      В связи с тем, что в мордовских языках нет грамматической категории рода, различить мордовские мужские и женские имена бывает не просто, особенно когда они выступают без контекста. Это не касается имен, содержащих в качестве второй основы слово ава.       Кроме того, одни и те же имена нередко могли выступать как в качестве женских, так и мужских, что подтверждается данными письменных документов. Так, имя Шиндё отмечалось в XVIII веке как женское, но оно встречается и как мужское — Шиндяй. То же самое можно сказать об именах Лопай, Маляка, Андямо (Андямка), Налка, Тикшайка, Мелцайка, Кичай, Велмайка, Инжай, Варака, Покшайка, Путяйка, Сетямка. Сырка, Чичайка и др.      Мордовский обычай наречения имени — лемдема (мордовское лем «имя», лемдямс «именовать») — практиковался вплоть до середины XIX века. Имя нарекала повивальная бабка следующим образом : по принесению «юртазор» и «юртазораве», «кудазор» и «кудазораве» (покровителям дома) и умершим предкам благодар      ственной жертвы за дарование младенца повивальная бабка заставляла коголибо держать над головой новорожденного младенца целый испечённый пирог, а сама брала другой и, стукая хлебом об хлеб, который держали над головой младенца, произносила следующие слова: «Даю тебе имя...».      Мордва придавала большое значение выбору счастливого имени. Для его поисков отец младенца выходил на улицу, и первый предмет или существо, попадавшее ему на глаза, становилось именем ребенка. Обоснованием такого выбора было то, что раз встретившийся человек или предмет существует, здравствует, значит, будет жить и здравствовать новорожденный.      Мордовские «языческие» имена могли даваться и после крещения наряду с христианскими, получаемыми в церкви. Но постепенно, в связи с христианизацией, мордовские самобытные имена стали употребляться в качестве вторых имен, затем как прозвища и, наконец, окончательно были вытеснены христианскими.            МОРДОВСКОТЮРКСКИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ      СВЯЗИ ПО ДАННЫМ ИМЕННИКА            Мордовскотюркские этнокультурные контакты, начавшись со второй половины I тысячелетия н. э., непрерывно продолжаются вплоть до настоящего времени. По подсчетам лингвистов, в современных мордовских языках имеется свыше двухсот тюркских заимствований, а также антропонимы.       Некоторые из имен, заимствованных от тюркских народов, сохранились в качестве основ фамилий, бытующих у мордвы и в настоящее время : Абайкин — от имени Абай, Акайкин — Акай, Акмаев — Акмай, Алямкин — Алям, Арапов — Арап, Арасланкин — Араслан, Аркайкин — Аркай, Асманкин — Асман, Аюшев — Аюш, Базаркин — Базар, Бабуров — Бабур, Башкайкин — Башкай, Бекайкин — Бекай, Бектяшкин — Бектяш, Бекшаев — Бекшай, Бикейкин — Бикей, Биляркин — Биляр, Булаткин — Булат, Дивеев — Дивей, Дугушкин — Дугуш, Жиганов — Жиган, Исабайкин — Исабай, Исламкин — Ислам, Кабаев — Кабай, Кадоркин — Кадор, Камаев — Камай, Канайкин — Канай, Касимкин — Касим, Китаев — Китай, Колганов — Колган, Ку      манев, Куманькин, Куманяев — Куман, Куняев — Куняй, Мамайкин — Мамай, Мурзаев — Мурзай, Мурзакаев — Мурзакай, Мустайкин — Мустай, Назимкин — Назим, Начаркин — Начар, Сайгушев, Сайтушкйн — Сайгуш, Сакалкин — Сакал, Сарайкин — Сарай, Султанов — Султан, Толмаев — Толмай, Тюгаев — Тюгай, Тюганов — Тюган, Тюгашкин — Тюгаш, Ураскин — Урас, Чебайкин — Чебай, Челматкин — Челмат, Чембулатов — Чембулат, Шижганов/Шишканов — Шижган, Юртаев, Юртаикин — Юртай, Ямашкин — Ямаш, Яушев — Яуш и др.            МОРДОВСКОРУССКИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ      СВЯЗИ ПО ДАННЫМ ИМЕННИКА      Давние связи мордвы с русскими привели к тому, что ещё среди «языческой» мордвы стали распространяться древнерусские, «языческие» же имена, которые, несмотря на крещение, начавшееся в 988 году, не выходили из употребления в среде самих русских вплоть до XVIII века, сосуществуя с христианскими.       Из русских не календарных имен наиболее популярными у мордвы были : Бажай, Бажан, Бараш, Беляй, Бессон, Бесстуж, Богдан, Большойка, Борей, Борис, Бояр, Бурнай, Бурнак, Бурнаш, Буян, Воинко, Гостяй, Губа, Девятка, Девятой, Дергун, Деряба, Добрыня, Добрыш, Долгай, Дорогай/Дорогой, Дружина, Дурай, Дурнай, Жадай/Жадей, Жатка, Ждан, Желай, Живай, Жидко. Заварюха, Засор, Зевай, Истома, Калина, Кормила, Ломка, Любим, Мал, Малец, Малка, Малой/Малый, Малыш, Меньшой, Милуш, Миляй, Молчан, Мордвинко, Морозка, Надежда, Надей, Нажалка, Назван, Найден, Невешка, Недосей, Неклюд, Немой, Ненаш, Несмеян, Нехорош, Нечай, Низовка, Новай, Новокай, По      водим, Поздей/Поздяй, Полежай, Потеха, Пристав, Пушкарка, Первой, Петай, Пятунка, Пятой, Радай, Рассей, Ребруш, Резачка, Русска, Руська, Рыжай, Рыска, Рыбка, Святка, Седой, Сизой, Ситка, Славка, Слушка, Смирка, Смолька, Старка/Старко, Судяй, Суморок, Сухан, Сухой, Татарко, Торопка, Третьячко, Тужилка, Удалка, Умняшка, Упырка, Храмой, Худой, Худяк, Цыган, Цыпкай, Черняй, Четверко, Четырка, Чувашко, Чудай, Чужай, Шестак, Ширяй, Шумилка.      От русских мордва стала воспринимать и христианские имена. Первым христианским именем, засвидетельствованным у мордвы, является Абрам (Абрамка).      По Атемарской десятне 1669—1670 годов, значились «станичные мордовские мурзы, которые служат по Саранску станичную службу на Чардане, верстанные» со следующими фамилиями : Верзагин, Волгоматов, Байков, Башатов, Истомин, Москаев, Сустатов, Тепаев; около полутора сотен не верстанных: Алов, Анасев, Атяев, Адушев, Баженов, Божатов, Ведяшов, Деваев, Капасов, Кобаев, Кочатов, Кучаев, Макулов, Палманов, Сатаев, Тарштанов, Тязяев, Тумаев и др.      Пензенские, атемарские, верхнеломовские, керенские десятни, в которых дан перечень «городовых дворян и детей боярских» свидетельствуют, что число мордовских князей и мурз было довольно много. Так, Пензенская десятня 1677 года называет князей Мокшазарова, Кулунзина, Мокшадеева, мурзкнязей Анемасова, Радаева, мурз Алемасова, Алякина, Вельмаева, Веденяпина, Живаева, Кудюшева, Лемаева, Мамаева, Мордвинцова, Мосеева, Палдамасова, Пароватова, Полдясова, Пиняева, Пилесева, Полумордвинова, Ризоватова, Сыресева, Симдянова, Тренина, Череватова, Яушева.      Фамилия Мокшазаров образована от мордовского дохристианского двуосновного имени Мокшазар (от мокша+азор «хозяин, владетель»), Мокшадеев — от имени Мокшадей. Имен такого типа (на дей) у мордвы было довольно много: Аржадей, Парадей, Суродей, Тумодей, Чичадей и др. Большая часть фамилий вышеназванных мурз имеет основой мордовские личные имена: Адуш, Алемас, Анемас. Аляка, Веденяпа, Ведяш, Велмай, Волгомат, Капас, Кочат, Кучай, Лемай, Москай, Парават, Пилесь, Пиняй, Полдяс, Ризоват, Сатай, Симдян, Сустат, Сыресь, Тезяй, Тепай, Тумай, Череват и др.      Перемена мордовского имени на русское (календарное), происходившая в основном в ходе христианизации, была длительным процессом, растянувшимся вплоть до середины XIX века. У новокрещёных в употреблении долго были как христианские, так и дохристианские имена одновременно.      Русские христианские имена адаптировались в мордовских языках соответственно их закономерностям. Например, в эрзямордовском языке Авдотью стали называть Олдай, Аграфену (Агриппину) — Окро, Аксинью — Окся, Акулину — Околь, Александра — Лесо, Александру — Леса, Анисью — Ансё, Антона — Онтон, Артёма — Артё, Варвару — Варо, Гаврилу — Гаорё, Григория — Дриго, Дарью — Дарё, Дорофея — Доро, Захара — Закар, Егора — Егорь, Игнатия — Иго, Марфу — Марква, Марью — Марё, Матвея — Матё, Никифора — Микикор, Николая — Миколь, Федосью — Кведо, Федора — Кведор, Филиппа — Квилё, Фому — Кома, Пелагею — Полё, Сергея — Серьго, Тимофея — Тимо, Харитона — Каритон и т. п.      Русское имя первоначально употреблялось как второе после собственно мордовского, потом оба стали функционировать наравне, спустя какоето время русское, обычно христианское, имя стало выступать на первое место, а мордовское отошло на второе, и, наконец, русское полностью заменило мордовское : так, в одном документе 1750 года говорилось «помордовски Уческа Жданов, а порусски Дмитрий Корнилов...»      ПРИНЦИПЫ ОБРАЗОВАНИЯ ФАМИЛИЙ У МОРДВЫ      Основу многих фамилий мордвы составили мордовские дохристианские личные имена, русские дохристианские личные имена, христианские имена, большей частью греческого происхождения, воспринятые также от русских по мере христианизации мордвы и распространения среди нее русской культуры, некоторые доисламские и исламские имена, главным образом тюркоарабского происхождения.      Внедрение в мордовскую среду имен и особенно фамилий русского образца было связано не столько с христианизацией, сколько с потребностями государственного делопроизводства. Именная путаница создавала большие затруднения государственной власти в учете населения, раскладке, налогов, ведении судебных дел, розыске беглых крестьян и т. п.       Фамилии мордве давали обычно русские священникимиссионеры и вкупе с ними чиновники, помещики, производя их в основном из имени отца или из его прозвищного имени по типу русских фамилий на ов, ев, йн, к/ин, онков, енков, ский. Часть фамилий была произведена от названий населенных пунктов, в том числе от именных топонимов, особенно с суффиксом ский, этнонимов мордва, мокша, эрзя. Так как отчествами или прозвищными отчествами у мордвы до крещения чаще выступали собственно мордовские личные имена, они и оказались закрепленными в основах произведенных от них фамилий на ов: Алгасов, Антясов, Атясов, Вельматов, Вельмесов, Вилясов, Вирясов, Водяков, Во      дясов, Ениватов, Кеживатов, Кельганов, Кидяшов, Кочеватов, Кочкомазов, Лемдясов, Лопасов, Пилесев, Парватов; на ев: Валдаев, Вечкаев, Видяев, Кавтозеев, Кандаев, Кельгаев, Киржаев, Кочкаев, Кулаев, Кумакшев, Лемесев, Маскаев, Нуштаев; на ин: Алякшин, Ашапин, Вельмакин, Видякин, Кечин, Кудапин, Кудосин, Кшнякин, Мелякин, Наракшин, Пакшин, Пиксин, Пьянзин, Рузавин, Сыресин, Шиндин; на к/ин: Азоркин, Алемаскин, Арзамаскин, Ацапкин, Ведяшкин, Вельмайкин, Веряскин, Видяйкин, Иневаткин, Инжеваткин, Кавтайкин, Кажапкин, Кечемайкин, Киушкин, Кечуткин, Кочеваткин, Ледяйкин, Лияскин, Нарайкин, Нурапкин, Паксеваткин, Пандаскин, Пиксайкин, Пискайкин, Порваткин; на енков/ ёнков: Ковтоенков, Максёнков, Парисёнков, Пурисёнков, Сыресёнков; на ский: Акшевский, Болтасевский, Кильдюшевский, Мокшанский, Мордовский, Сабаевский, Симилейский, Сульдинский.      Вероятно, от русских прозвищных отчеств произведены бытующие и сейчас среди мордвы фамилии типа Безбородов (правда, есть и русское имя Безбород), Беззубов, Безруков, Горбунов, Косолапов, Кривощеков, Кривоногов, Криворотов, Кривошеев (есть и русские имена Кривошей — мужское, Кривошея — женское), Рябов и др.      Некоторые фамилии, вероятно, давались по образцу соответствующих русских фамилий путем перевода их основы на мордовские языки — фамилиикальки: Акшаков (мокш. акша «белый») — Беляков, Атякшев (атякш «петух») — Петухов, Верьгезов (верьгиз «волк») — Волков, Кансарин (кансёро «конопляное семя») — Коноплин, Келаскин (мокш. келазь «лиса, лисица») — Лисицын, Нумолов (нумоло «заяц») — Зайцев, Панаркин (панар «рубашка») — Рубашкин, Пизёлкин (пизёл «рябина») — Рябинкин, Письмеров (письмар «скворец») — Скворцов, Ревин (реве «овца») — Овцын, Сараскин (сараз «курица») — Курицын, Тувин (туво «свинья») — Свиньин, Чавкин (чавка «галка») — Галкин, Шичавин (шичав «блоха») — Блохин, Шепаксов (мокш. шапакс «тесто») — Тестов, Шумбасов (мок. шумбаз «заяц») — Зайцев и т. п.      Значительное количество мордовских фамилии, бытующих в настоящее время, содержат в своей основе дохристианское мордовское личное имя : Азрапкин — Азрапа, Андясов — Андяс, Арсеваткин — Арсеват, Арзамаскин — Арзамас, Валгаев — Валгай, Ведяпкин — Ведяпа, Иневаткин — Иневат, Кавтозеев — Кавтозей, Кочеваткин — Кочеват, Кижеваткин, Кижеватов — Кижеват, Кинякин — Киняка, Кирдин, Кирдяев — Кирдяи, Кирендясов — Кирендяс, Кирдяпин — Кирдяпа, Кольтяпин — Кольтяпа, Кудапин — Кудапа, Кшнякин — Кшняка, Лемдясов — Лемдяс, Лияскин — Лияс, Мазяркин — Мазярго, Нарайкин — Нарай, Нарваткин — Нарват Одушкин — Одуш, Отингеев — Отингей, Пандаскин — Пандас, Пиксаев, Пиксайкин — Пиксай, Паксютов — Паксют, Ризаев — Ризай, Симдяшкин — Симдяш, Синдяев — Синдяй, Тенякшев — Тенякша, Туваев — Тувай, Тулаев, Тулайкин, Тулайков — Тулай, Учаев, Учайкин — Учай, Циндяйкин — Циндяй, Чиняев — Чиняй, Чевтайкин — Чевтай, Янгайкин — Янгай и др.      Ряд мордовских фамилий создан на основе прозвищных отчеств: Кевбрин (кев «камень», пря «голова»), Сермавбрин (сермав «пестрый», пря «голова», Учамбрин (мокш, уча «овца», пря «голова») и др.      Широко распространены у современной мордвы фамилии основа которых восходит к дохристианским (нехристианским) русским именам : Беляев, Беляйкин — Беляй, Борисов, Борискин — Борис, Буянкин — Буян, Ворожейкин — Ворожей, Гуляйкин — Гуляй Девятаев — Девятай, Девяткин — Девятко, Долгаев — Долгай, Дурнайкин — Дурнай, Живаев, Живайкин — Живай, Жадяев, Жадяйкин — Жадяй, Зевайкин — Зевай, Калинкин — Калина, Кручинкин — Кручина, Кусляйкин — Кусляий, Любимкин — Любим, Малкин — Малка, Малойкин — Малой, Малышев — Малыш, Милушкин — Милуш, Надежкин — Надежа, Названов — Назван, Недосейкин — Недосей, Немцев — Немец, Первойкин — Первой, Полежайкин — Полежай, Пятойкин — Пятой, Седойкин — Седой, Славкин — Слава, Чудаев, Чудайкин — Чудай, Чужайкин — Чужай, Радаев, Радайкин — Радай, Шаляев, Шаляй, Ширяев, Ширяйкин — Ширяй, Шумилкин — Шумила, Ярославкин — Ярослав и др.      Христианские календарные имена, распространявшиеся среди мордвы по мере христианизации, употреблялись, как и у самих русских, с уменьшительноуничижительным руссским суффиксом ка/ко. Так обычно представители господствующего класса пренебрежительно именовали крестьян. Это антропонимическое неравенство являлось продолжением неравенства социального : «...где люди торгуют людьми, где люди сами себя называют не именами, а кличками : Ваньками, Васьками, Стешками, Палашками» (В. Г. Белинский)      Эти фамилии, не являющиеся чисто мордовскими, широко распостранены среди мордвы : Аброськин, Авдейкин, Авдюшкин, Агейкин, Акашкин, Аксюткин. Алешкин, Аниськин, Антипкин, Антошкин, Арзюткин, Арискин, Архипкин, Асташкин, Борейкин, Вавилкин, Вантяйкин, Ваняшкин, Варлашкин, Василькин, Васькин, Власкин, Володькин, Гаврилкин, Гераськин, Григорькин, Давыдкин, Данилкин, Дарькин, Демяшкин, Денискин, Дорожкин, Доронькин, Дунюшкин, Евгращкин, Евстифейкин, Егоркин, Елисейкин, Елеськин, Емелькин, Епишкин, Ерёмкин, Ерёмочкин, Ермайкин, Ермушкин, Еряшкин, Ефимкин, Захаркин, Зинкин, Зорькин, Зоткин, Ивашкин, Игнаткин, Игонькин, Игушкин, Измалкин, Исайкин, Итяйкин, Ишуткин, Карпунькин, Кирюшкин, Климкин, Кондрашкин, Корнишкин, Костюшкин, Кузюткин, Купряшкин, Ларькин, Лёвкин, Лушкин, Макарейкин, Макаркин, Максимкин, Мареськин, Матюшкин, Меркушкин, Минькин, Мирошкин, Митрейкин, Митронькин, Митрошкин, Митюшкин, Михалкин, Мокейкин, Назаркин, Настюшкин, Наумкин, Нестеркин, Нефёдкин, Никишкин, Николашкин, Никулушкин, Ошкин, Оськин, Панкин, Палькин, Панькин, Пантелейкин, Панфилкин, Панюшкин, Пелагейкин, Петряйкин, Полькин, Потапкин, Пронькин, Родькин, Ромашкин, Савкин, Самсонкин, Свиридкин, Селиванкин, Семёнкин, Сергушкин, Степайкин, Степкин, Степушкин, Тараскин, Терешкин, Тимошкин, Тиханкин, Тишкин, Трифанкин, Трошкин, Улькин, Ульянкин, Устимкин, Фадейкин, Фатькин, Федькин, Федосейкин, Федоськин, Федоткин, Федяшкин, Федюнькин, Феломейкин, Филаткин Филянкин, Фирсткин, Фокапкин, Фомкин, Фролкин, Эрямкин, Юшкин, Якушкин, Янкин, Яськин, Яшкин т. п.      Фамилии, содержащие в своей основе этнонимы мордва, мокша, эрзя или личные имена, произведенные от этих этнонимов, распространены не только среди мордвы, но и среди русских. Они свидетельствуют о мордовском происхождении их первоначальных носителей. Фамилий такого рода довольно много: Мордванюк, Мордвилко, Мордвин, Мордвиненко, Мордвинкин, Мордвинов, Мордвинцев, Мордвинцов, Мордвишев, Мордвишин, Мордвов, Мордовец, Мордовин, Мордовкин, Мордовочкин, Мордовский, Мордовских, Мордовцев, Мордовченко, Полумордвинов; Мокшабаев, Мокшадеев, Мокшаев, Мокшазаров, Мокшакин Мокшанин, Мокшанихин, Мокшанкин, Мокшанов, Мокшанский, Мокшанцев, Мокшарев, Мокшеев, Мокшин; Эрзин, Эрзяйкин, Эрзякаев, Эрзямаев, Эрзюков, Эрзюткини т. п.      Много столетий мордва и русские жили бок о бок, непрерывно протекал процесс их сближениям. Русские с мордовскими фамилиями нередки. А в некоторых селах семьи с одной и той же фамилией пишутся в документах одни — русские, другие — мордва.      Есть ещё ряд современных фамилий мордвы, по которым в той или иной степени можно определить первоначальную этническую принадлежность их носителей. Они содержат в своей основе дохристианское мордовское личное имя .или другое мордовское слово: Авакшин, Азоркин, Азясев, Алякин, Андясов, Арзамаскин, Атюнькин, Атясов, Ашаев, Ашалгин, Ашапин, Бакштаев, Барцайкин, Бодякшин, Боляев, Бочкаев, Варжин, Ведяпкин, Велин, Вельмискин, Вельмов, Вешкин, Видманов, Водяков, Ендолов, Жочкин, Икомаскин, Иневаткин, Инелеев, Итяев, Кальматаев, Калявин, Камашкин, Кендялов, Кечин, Кичапкин, Кичказов, Колдоркин, Кочкарев, Кувакин, Кувин, Кудавнин, Кулюмов, Куркин, Куштапин, Кяжкин, Левщанкин, Лезин, Локшин, Лукшин, Мезин, Налдин, Нумов, Нурапкин, Нурдыгин, Офтин, Очкин, Пакштяев, Пандаскин, Паракшин, Паркин, Пекшкин, Пелин, Пеляйкин, Петькелев, Печказов, Пинемасов, Письмаркин, Подсеваткин, Позакшин, Покшиванов, Поксараскин, Поромзин, Потякин, Пулов, Пургаев, Пурцакин, Пуряков, Пырееьев, Равкин, Равочкин, Раксин, Ракшин, Рангаев, Раужин, Ревизов, Сакалкин, Сёвонев, Сулеев, Сульдяев, Телин, Урявин, Цымдяйкин, Ченкснев, Шакшин, Шанжаев, Шекшеев, Шиндяскин, Шукшин, Шуфтайкин, Штатолкин, Щанкин, Юфтайкин, Яксяргин, Якшамкин и т. п.      

По материалам Н. Мокшина

Мордовские имена

127.69kb.

1 стр.

Арсения Тарковского «Имена» не изменили своей сути и сегодня. Есть интересная и значимая наука – ономастика в переводе с греческого – «искусство давать имена»

114.41kb.

1 стр.

«Имена собственные (ономастика) в художественном тексте»

33.72kb.

1 стр.

А. Киселёв, мордовские метаморфозы или ускоренное торможение. / Президентский контроль. М., 200, №10. – С. 15-31

480.53kb.

3 стр.

Улиц наших имена с чего всё началось…

323.24kb.

1 стр.

Личные имена моих одноклассников

123.51kb.

1 стр.

«Имена Земли Астраханской»: кого выбирают районы Все больше людей принимает участие в проекте «Имена Земли Астраханской»

18.67kb.

1 стр.

Рябцева Галина Александровна, директор моу дод «дхш №3» городского округа Саранск

24.17kb.

1 стр.

Литературные загадки и шарады

56.88kb.

1 стр.

История мордовии

146.24kb.

1 стр.

Книга написана по достоверным событиям. Фамилии и имена подлинные

1849.52kb.

9 стр.

Еврейская тема у булата окуджавы

54.84kb.

1 стр.

mognovse.ru

Традиционные личные имена и обычаи имянаречения у эрзян и мокшан

Дохристианский именинник у эрзян и мокшан состоял преимущественно из самобытных имён, хотя включал и ряд заимствованных имён: славянских, арабских, тюркских и др. Он насчитывал более тысячи имен.

Основы традиционных мордовских личных имён обычно обозначают или черту характера — Кежай, Кежут, Кежапа, Кежеват, Кежедей от кежей (злой).

Паруш - от слова паро (хороший) или передают отношение к ребенку, чувства родителей — Вечкас, Вечкуш, Вечкан, Вечковат, Вечкенза от вечкемс - любить, Учай, Учват, Учесь, Учан от учомс – ждать, или называют место рождения ребёнка — Паксяй, Паксют, Пакстян от пакся - поле, Виряй, Виряс, Вирдян от вирь - лес, или содержать намек на время рождения — Нуят, Нуянза, Нуякша от нуемс - жать, Пивцай от пивцемс -молотить и т. д.

У эрзян и мокшан бытовали также имена с основами, обозначающими названия животных, птиц, деревьев и прочее, например: Овтай от овто - медведь, Каргай, Каргаш от карго - журавль, Пичай от пиче - сосна, Тумай от тумо - дуб.

Дохристианская антропонимическая модель у мордвы была двучленной. Она включала имя отца (отчество), стоящее на первом месте в родительном падеже, и индивидуальное имя, например: Пивцаень Нуянза, Учватонь Паксют, Тумаень Виряс, Кежеватонь Сюмерьге, Ведяень Коломас, Вечкомасонь Чамза, Москаень Овтай, Нуякшонь Паруш, Вирдянонь Пичай, Сыресень Кавтась, Кирдяень Куляс.

При анализе корпуса традиционных женских имён обращает на себя внимание категория имён, которую можно назвать двуосновной, причем, непременно содержащей в качестве второй основы слово ава: Анава (Инява, Онава), Азрава (Азрафка, Асрава), Ашава (Ошава), Валдава (Вальдява, Волдава), Видява (Ведявка, Вадава), Вежава, Вергава, Виртява, Канява (Канюва,  Кунава,  Кунавка),  Литава (Литова), Лиява, Мазава (Мозява, Мозава, Мозявка), Нулзява (Нулзявка), Ордава, Парава (Порава), Покшава, Потява, Равжава, Рузава, Сернява, Сочава (Сочефка), Сырява, Синява (Синевка), Тетява (Тедява), Тундава, Чиньдява (Шиндява), Черава (Черавка), Шонжава, Элюва, Ялгава (Ялгавка) и др.

Некоторые из указанных имен первоначально вообще не были таковыми, а выступали в качестве социальных терминов, обозначавших, в частности, снох. От этих терминов, как семейных титулов, зависели права и обязанности снох в больших, неразделенных, мордовских семьях, составлявших определенную, строго регламентированную иерархическую систему.

«Имён, которые давались молодушкам, — констатировал М. Е. Евсевьев, мордовский учёный начала XX века — у эрзи было шесть: Мазава (красивая женщина), Ашава (белая женщина), Парава (хорошая женщина), Вежава (младшая женщина), Сырнява (золотая женщина) и Тятява (значение забыто). Самыми употребительными из них были первые четыре, причём первые три давались старшим снохам и в каком угодно порядке, а Вежава давалось всегда младшей снохе».

В такой роли они отчасти бытуют до сих пор у мордвы-мокши без прибавления слова ава (маза - жена старшего брата, тязя - жена второго брата, вяжа - жена третьего брата, пава - четвертого, тятя - пятого).

Идентично образованными титулами, также ставшими затем просто именами, мордва называла не только снох, но и женщин, имевших в своё время в мордовском обществе иной социальный статус. Например, титулами кирдява, инява, скорее всего, назывались жены мордовских правителей — кирди, инязоров, каназоров (от ине - великий, азор - хозяин, владыка; кан - хан, азор - хозяин, владыка); термином покшава (от покш - большой, большая, ава - женщина) титуловались жены покштяев — глав патриархальных родов (от покш - большой; атя -старик), а термином азрава (от азор - хозяин, хозяйка, ава - женщина) — жены кудатей или кудазоратей — глав больших патриархальных семей (от кудо - дом, азор - хозяин, атя - старик).

Все эти титулы, обозначавшие социальное положение тех или иных женщин в мордовском обществе, затем, причем в разное время, превращались в антропонимы — Кирдява, Инява (Онава, Анава), Канава (Канява, Канюва, Кунава, Кунявка), Покшава, Асрава (Азрава, Азрафка), Мегурка, Мельшай, Незайка, Няйка, Нялька, Олота, Ошама, Пекшайка, Пемка, Пошайка, Потекай, Путяйка, Сангаса, Сеямка, Саналька, Сержай, Сетямка, Сиямка, Стяка, Серка (Сырка), Слюганька, Татка, Тоякша, Тикшайка, Тундя, Текай (Текайка), Унжутка, Упурга, Утяйка, Чиндяйка, Чинжай, Чиндяпа, Чечама (Чечамка), Ченкса, Чицка, Чичайка, Шукшторойка и др.

По аналогичному образцу возникло мордовское женское имя Рузава (от руз -русский, русская, ава -женщина), служившее для обозначения русской по национальности снохи в мордовской семье.

В связи с тем, что в эрзянском и мокшанском языках нет грамматической категории рода, различить мужские и женские имена бывает не просто, особенно когда они выступают без контекста. Это не касается имен, содержащих в качестве второй основы слова «ава» (женщина).

Кроме того, одни и те же имена нередко могли выступать как в качестве женских, так и мужских, что подтверждается данными письменных документов. Так, имя Шиндё отмечалось в XVIII веке как женское, но оно встречается и как мужское — Шиндяй. То же самое можно сказать об именах Лопай, Маляка, Андямо (Андямка), Налка, Тикшайка, Мелцайка, Кичай, Велмайка, Инжай, Варака, Покшайка, Путяйка, Сетямка, Сырка, Чичайка и др.

Эрзянский обычай наречения имени — лемдема (лем -имя, лемдемс- именовать) — практиковался вплоть до середины XIX века. Имя нарекала повивальная бабка следующим образом: по принесению «юртазор» и «юртазораве», «кудазор» и «кудазораве» (покровителям дома) и  умершим предкам благодарственной жертвы за дарование  младенца  повивальная  бабка  заставляла кого-либо держать над головой новорожденного младенца целый испечённый пирог, а сама брала другой и, стукая хлебом об хлеб, который держали над головой младенца, произносила следующие слова: «Даю тебе имя ...».

Эрзяне и мокшане придавали большое значение выбору счастливого имени. Для его поисков отец младенца выходил на улицу, и первый предмет или существо, попадавшее ему на глаза, становилось именем ребенка. Обоснованием такого выбора было то, что раз встретившийся человек или предмет существует, здравствует, значит, будет жить и здравствовать новорожденный.

Эрзянские и мокшанские «языческие» имена могли даваться и после крещения наряду с христианскими, получаемыми в церкви. Но постепенно, в связи с христианизацией, мордовские самобытные имена стали употребляться в качестве вторых имен, затем как прозвища и, наконец, окончательно были вытеснены христианскими.

Значительное количество эрзянских и мокшанских фамилии, бытующих в настоящее время, содержат в своей основе дохристианское эрзянские мокшанские личные имена: Азрапкин — Азрапа, Андясов — Андяс, Арсеваткин — Арсеват, Арзамаскин — Арзамас, Валгаев — Валгай, Ведяпкин — Ведяпа, Иневаткин — Иневат, Кавтозеев — Кавтозей, Кочеваткин — Кочеват, Кижеваткин, Кижеватов — Кижеват, Кинякин — Киняка, Кирдин, Кирдяев — Кирдяи, Кирендясов — Кирендяс, Кирдяпин — Кирдяпа, Кольтяпин — Кольтяпа, Кудапин — Кудапа, Кшнякин — Кшняка, Лемдясов — Лемдяс, Лияскин — Лияс, Мазяркин — Мазярго, Нарайкин — Нарай, Нарваткин — Нарват, Одушкин — Одуш, Отингеев — Отингей, Пандаскин — Пандас, Пиксаев, Пиксайкин — Пик-сай, Паксютов — Паксют, Ризаев — Ризай, Симдяшкин — Симдяш, Синдяев — Синдяй, Тенякшев — Тенякша, Туваев — Тувай, Тулаев, Тулайкин, Ту-лайков — Тулай, Учаев, Учайкин — Учай, Циндяйкин — Циндяй, Чиняев — Чиняй, Чевтайкин — Чевтай, Янгайкин — Янгай и др.

Ряд эрзя и мокша фамилий создан на основе прозвищных отчеств: Кевбрин (кев - камень, пря - голова), Сермавбрин (сермав - пестрый, пря- голова и др.

Есть ещё ряд современных фамилий эрзян и мокшан, по которым в той или иной степени можно определить первоначальную этническую принадлежность их носителей. Они содержат в своей основе дохристианское эрзя- мокша личное имя или другое слово: Авакшин, Азоркин, Азясев, Алякин, Андясов, Арзамаскин, Атюнькин, Атясов, Ашаев, Ашалгин, Ашапин, Бакштаев, Барцайкин, Бодякшин, Боляев, Бочкаев, Варжин, Ведяпкин, Велин, Вельмискин, Вельмов, Вешкин, Видманов, Водяков, Ендолов, Жочкин, Икомаскин, Иневаткин, Инелеев, Итяев, Кальматаев, Калявин, Камашкин, Кендялов, Ке-чин, Кичапкин, Кичказов, Колдоркин, Кочкарев, Кувакин, Кувин, Кудавнин, Кулюмов, Куркин, Куштапин, Кяжкин, Левщанкин, Лезин, Локшин, Лукшин, Мезин, Налдин, Нумов, Нурапкин, Нурдыгин, Офтин, Очкин, Пакштяев, Пандаскин, Паракшин, Паркин, Пекшкин, Пелин, Пеляйкин, Петькелев, Печказов, Пинемасов, Письмаркин, Подсеваткин, Позакшин, Покши-ванов, Поксараскин, Поромзин, Потякин, Пулов, Пургаев, Пурцакин, Пуряков, Пыреев, Равкин, Равочкин, Раксин, Ракшин, Рангаев, Раужин, Ревизов, Сакалкин, Сёвонев, Сулеев, Сульдяев, Телин, Урявин, Цымдяйкин, Ченкснев, Шакшин, Шанжаев, Шекшеев, Шиндяскин, Шукшин, Шуфтайкин, Штатолкин, Щанкин, Юфтайкин, Яксяргин, Якшамкин и т. п.

Основу многих фамилий эрзян и мокшан составили эрзяно- мокшанские дохристианские личные имена. Так как отчествами или прозвищными отчествами у эрзи и мокши до крещения чаще выступали собственно эрзя- мокшанские личные имена, они и оказались закрепленными в основах произведенных от них фамилий на -ов: Алгасов, Антясов, Атясов, Вельматов, Вельмесов, Вилясов, Вирясов, Водяков, Водясов, Ениватов, Кеживатов, Кельганов, Кидяшов, Кочеватов, Кочкомадясов, Лопасов, Пилесев, Парватов; на - ев: Валдаев, Вечкаев, Видяев, Кавтозеев, Кандаев, Кельгаев, Киржаев, Кочкаев, Кулаев, Кумакшев, Лемесев, Маскаев, Нуштаев; на - ин: Алякшин, Ашапин, Вельмакин, Видякин, Кечин, Кудапин, Кудосин, Кшнякин, Мелякин, Наракшин, Пакшин, Пиксин, Пьянзин, Рузавин, Сыресин, Шиндин; на - к/ин: Азоркин, Алемаскин, Арзамаскин, Ацапкин, Ведяшкин, Вельмайкин, Веряскин, Видяйкин, Иневаткин, Инжеваткин, Кавтайкин, Кажапкин, Кечемайкин, Киушкин, Кечуткин, Кочеваткин, Ледяйкин, Лияскин, Нарайкин, Нурапкин, Паксеваткин, Пандаскин, Пик-сайкин, Пискайкин, Порваткин; на -енков/ ёнков: Ковтоенков, Максёнков, Парисёнков, Пурисёнков, Сыресёнков; на -ский : Акшевский, Болтасевский, Кильдюшевский, Мокшанский, Мордовский, Сабаевский, Симилейский, Сульдинский. Кроме того, у эрзян и мокшан бытовали также имена с основами, обозначающими названия животных, птиц, деревьев. Так, фамилия Автаев образована от древнего дохристианского эрзянского мужского имени Автай (Овтай -овто), которое на русский язык переводится как «медведь».

В прошлом наречение ребёнка именем, представляющим собой название животного или растения, было очень распространённой традицией. Это соответствовало языческим представлениям человека о мире.

Древний человек, живший по законам природы, сам представлял себя частью природы. Давая младенцу такое имя, как Автай, родители хотели, чтобы природа воспринимала ребёнка как своего, чтобы к нему перешли те полезные качества, которыми наделён избранный представитель животного или растительного мира. Автай со временем получил фамилию Автаев.

По материалам профессора Н. Мокшина.

goloserzi.ru

Что означают Мордвийские имена: толкование и история происхождения

Современный именник у мордвы не отличается от русского. Он состоит главным образом из так называемых христианских календарных имен, воспринятых от русских в процессе христианизации мордвы, проходившей в основном со второй половины XVI до середины XVIII века. Правда, эти имена в мордовских языках постепенно подверглись адаптации, стали звучать помордовски. Например, на мордовском (эрзя) языке Захар произносится как Захар, Николай — Миколь, Федор — Кведор, Мария — Маре.

Дохристианский мордовский именник состоял преимущественно из самобытных имен, но включал и часть заимствованных (славянских, тюркских).

Основы традиционных мордовских имен, которых зафиксировано более тысячи, обычно обозначают или черту характера (Кежай, Кежут, Кежапа, Кежеват, Кежедей от кежей «злой», Наруш от паро «хороший»), или передают отношение к нему, чувства родителей (Вечкас, Вечкуш, Вечкан, Вечковат, Вечкенза от вечкемс «любить», У чай, Учват, Учесь, Учан от учемс» ждать»), или называют место рождения ребенка (Паксяй, Паксют, Пак-стян от пакся «поле», Виряй, Виряс, Вирдян от вирь «лес»), или содержат намек на время рождения (Нуят, Нуянза, Нуякша от нуемс «жать», Пивцай ют пивцемс «молотить»). Иными словами, собственно мордовские имена образованы от соответствующих апеллятивов. У мордвы бытовали также имена с основами, обозначающими названия животных, птиц, деревьев и пр., например: Овтай «медведь», Пиняй, Пиняс от пине «собака», Каргай, Каргаш от карго «журавль», Пичай от пиче «сосна», Тумай от тумо «дуб». Компонентами, при помощи которых в мордовских языках образуются личные имена, служили -ай\-яйу -ас/-яс, -мае, -аш/-яш, -юш, -еш, -ош, -ыш, -ан/-ян, -ат/-ят, -ет, -ут/-ют, -ей, -ес(ь), -апа/^япа, -(н)за, -кша, -ака/-яка, -дей.

В связи с тем, что официальная документация оформлялась царскими властями, как правило, на мужское население, в русских письменных источниках содержится очень мало мордовских женских имен. Они больше сохранились в фольклоре: Сыржа, Мазярго, Пае, Атюта, Кастуша, Сэняша, Сюмерге, Цеца. Важно заметить, что мордовские, как эрзянские, так и мокшанские, имена имели в основном одинаковую степень распространения среди обеих этнических групп мордвы.

Дохристианская антропонимическая модель у мордвы была двучленной. Она включала имя отца (отчество), стоящее на первом месте в родительном падеже, и» индивидуальное имя, например: Пивцаинь Нуянза, Учватынь Паксют, Тумаинь Виряс, Кежеватынь Сюмерге. Мордовские «языческие» имена могли даваться и после крещения, наряду с христианскими, получаемыми в церкви. Для этого проводился традиционный обряд наречения имени — лемдима (морд, лём «имя», лемдямс «именовать»), который практиковался вплоть до середины XIX века Постепенно мордовские самобытные имена стали употребляться в качестве вторых имен, затем как прозвища и, наконец, окончательно были вытеснены христианскими именами.

Фамилии мордве давали обычно русские священники-миссионеры и вкупе с ними чиновники, помещики, производя их в основном из имени отца или из его прозвищного имени по типу русских фамилий на -ое, -ее, -ин, -(к)ин, -онкое, -енкое. Многие современные фамилии у мордвы содержат в своих основах дохристианские личные мордовские имена: Алтушкин — Алтуш, Видякин — Видяка, Видясое — Видяс, Валгаее — Вал-гай, Кижеватое — Кижеват, Кижапкин — Кижапа, Кургапкин — Кургапа, Кочемасов — Кочемас, Кцрдяшов — Кирдяшкин — Кирдяш, Лемдясов — Лёмдяс, Мелякин — Меляка, Нарваткин — Нарват, Нарайкин — Нарай, Нуштаев — Нуштай, Пиняев — Пиняй, Порватов, Порваткин — Порват, Паракшин — Паракша, Рангаев — Рангай, Сурайкин — Сурай, Сыресенков — Сыресь, Симдянов — Симдян, Ченгаев — Ченгай, Чуватов — Чуват, Чевтаев, Чевтайкин — Чевтай, Янгаев — Янгай.

Основу ряда других мордовских фамилий составляют не личные имена, а просто те или иные мордовские апеллятивы: Вергезов (вергез «волк»), Письмаркин (письмар «скворец»), Пизелкин (пизел «рябина»), Раужин (раужо «черный»), Кувакин (кувака «длинный»), Тундин (тундо «весна»), Шекшеев (шекшей «дятел»), Сяткин (сятко «искра»), Якшамкин (якшамс «холодно»). В повседневно-бытовом общении у мордвы отчасти еще сохранились определенные запреты (табу). Так; до нашего времени дошли обычаи, по которым муж и жена не называют друг друга по имени, используя при обращении междометие эй, местоимение тон «ты»; невестку в семье мужа не называют личным девичьим именем, а присваивают ей в зависимости от старшинства женившихся сыновей определенный термин свойства, заменяющий в обращении личное имя: мазай (от мазы «красивая») — жена старшего брата по отношению к младшим его братьям и сестрам, тязай (значение забыто) — жена второго брата, вяжай (от вяжа «малая»)—жена третьего брата, павай (от павазу «счастливая») — жена четвертого, тятай (значение забыто) — жена пятого.

felomena.com

Ономастика Поволжья

Уважаемые коллеги! Присылайте свои статьи, с которыми вы участвовали в конференциях «Ономастика Поволжья», и они будут размещены на сайте. Это сделает ваши идеи доступнее более широкому кругу специалистов. Мой эмейл – в подвале странице (наведите курсор на слово e-mail, и он высветится). Также вы можете связаться со мной через страницу в Фейсбуке: Ономастика Поволжья.

Статьи из сборников «Ономастика Поволжья»

Н. Ф. Мокшин (Саранск)Мордовская дохристианская антропонимия Мордовская дохристианская антропонимия до сих пор изучена недостаточно. До последнего времени не был составлен даже более или менее полный перечень мордовских личных имен, что, естественно, тормозило их исследование. Специально рассмотрению вопросов мордовской антропонимии посвящена статья автора данных строк, в которой делается попытка объяснить происхождение некоторых мордовских личных имен1. К статье приложен список более четырехсот мордовских антропонимов, составленный автором на основе изучения документов и материалов по истории Мордовской АССР2, а также фольклорных источников и этнографического материала, собранного в экспедиционных поездках. К настоящему времени мной собрано более тысячи мордовских личных имен.

Исследование мордовской антропонимии, как антропонимии любого другого народа, представляет большой научный интерес. Оно, в частности, может помочь при изучении вопросов, касающихся топонимии мордвы, а в связи с этим и ее расселения, так как многие мордовские дохристианские личные имена, подобно личным именам других народов, легли в основу тех или иных названий мест, где проживало в прошлом или проживает в настоящее время мордовское население. Эти географические названия обычно древнее аналогичных названий, происшедших от христианских имен.

С течением времени многие мордовские топонимы постепенно подвергались русской фонетической и морфологической адаптации, например, с помощью суффиксов -ово, -ево, -ино, -ин(ка) и др. Так. мордовский антропоним Алтыш лежит в основе названия села Алтышеао (Чув. АССР), Кадыш – с. Кадышево (Ульян. обл., Морд. АССР), Кельдюш – с. Кельдюшсво, Mapecь – сс. Маресево. Большое Маресьево, Азрапа – с. Аарапино (Горьк. обл.), Кочкур – сс. Кочкурово (Морд. АССР, Горьков. обл.), Кечуш – с. Кечушево, Вечкус – с. Вечкусы, Полдяс – сс. Полдясово, Судось – с. Судосево, Сыресь – сс. Мордовские Сыреси, Береговые Сыреси (Морд. АССР), Сыреси (Чув. АССР) и т. д.

Мордовские антропонимы нередко обнаруживаются не только в наименованиях населенных пунктов, но, например, и в речных и озерных названиях, которые у мордвы, как правило, состоят из слова, обозначающего реку, речку – лей (по-эрзянски), ляй (по-мокшански) или озеро – эрьке (по-эрзянски), эрьхке (по-мокшански) и опеделителя, стоящего на первом месте и подчас представляющего собой антропоним: Кудаш-лей (Кудаш) Каба-лей (Кабай), Аляма-эрьке (Алемай) и т. п.

Дохристианские имена в настоящее время мордвой почти забыты, так как в ходе христианизации, начавшейся с середины XVI в., среди нее стали распространяться церковные имена. Разумеется, в мордовских языках, подвергшись соответствующей адаптации, они стали звучать несколько иначе. Например, имя Федор приняло в эрзянском языке форму Кведор, Филипп – Квилё, Фома – Кома, Федосья – Кведо, Фёкла – Кекла, Марфа – Марква, Ефросинья – Окро, Ннкнфор – Микикор, Николай – Миколь, Харитон – Каритон, Заxap – Закар, Агафья – Ога, Аксинья – Окся, Арина – Орё или Оряй, Акулина – Околь, Елена – Олё или Олёна, Авдотья – Олдо или Олдай, Дарья – Дарё, Мария – Марё, Анисья – Ансё, Василиса – Васё, Матрена – Матрё, Наталья – Наталь, Лукерья – Лукирь и т. д.

Однако мордовские дохристианские имена не исчезли бесследно. Большая часть их продолжает сохраняться в ряде современных мордовских фамилий: Кирдяшов, Кирдяшкин – Кирдяш; Кудашов, Кудашкин – Кудаш; Учватов, Учваткин – Учват; Нуянзин – Нуянза; Коломасов, Коломаскин – Коломас; Казеев, Казейкнн – Казей; Сураев, Сурайкии – Сурай; Кемаев, Кемайкин – Кемай; Тингаев, Тннгайкин – Тингай; Янгаев, Янгайкии – Янгай; Пнксаев, Пиксайкин – Пиксай; Суродеев, Суродейкии – Суродей; Кильдюшов, Кильдюшкин – Кильдюш; Симдяиов, Симдяйкин – Снмдян; Вирясов, Виряскин – Виряс; Ведяшов, Ведяшкнн – Ведяш; Пивцаев, Пивцайкин – Пивцай; Резаев, Pезайкин – Резай; Кежватов, Кежваткин – Кежват; Кулясов, Куляскин – Куляс и др.

Как же возникли эти и им подобные мордовские фамилии?

Они появились в связи с христианизацией. Русские священники-миссионеры, давая во время крещения христианское имя тому или иному мордвину, фамилию его, которая записывалась в церковных документах, производили от личного имени его отца – «язычника» по образцу русских фамилий на -ов, -ев, -ин, -(к)ин. Сын Кирдяша становился Кирдяшовым или Кирдяшкиным (от Кирдяшка-о), сын Кудаша – Кудашовым или Кудашкиным (от Кудашка-о), сын Мареся – Маресьевым или Мареськины (от Мареська-о), сын Кочемаса – Кочемасовым или Кочемаскиным (от Кочемаска-о) и т. д.3 Некоторые мордовские антропонимы до настоящего времени бытуют в качестве названий родственных групп (кудоюртонь лемть), состоящих из того или иного количества отдельных, родственных семей, ведущих свое происхождение от одного общего предка, который в свое время носил дохристианское имя. Так, на вопрос «Тон кинь?» («Ты чей») в эрзянском селе Иванцево Горьковской области можно получить ответ: «Кежаинь» (от Кежай), «Лямаинь» (от Лямай), «Бубушкань» (от Бубуш) и т. д. Подобное явление можно наблюдать и в других как эрзянских, так и мокшанских селах.

Среди дохристианской мордвы имели хождение не только самобытные, чисто мордовские, личные имена, но и имена, заимствованные мордвой от других народов. Среди заимствованных много дохристианских, нехристианских древнерусских, русских имен, встречаются также антропонимы тюркского происхождения. Эти имена в мордовских языках, как позднее и христианские имена, воспринятые также от русских, в той или иной степени изменяли свой облик, приспосабливались к особенностям мордовского произношения, словоизменения и словообразования. Проникновение древнерусских, русских дохристианских, нехристианских имен в мордовскую среду могло начаться в довольно раннюю эпоху (с I тысячелетия н. э.), во II тысячелетии н. э. русско-мордовские связи укрепились. Из наиболее популярных русских нехристианских, самобытных по происхождению, имен, имевших хождение среди мордвы, можно назвать следующие: Несмеян, Любим, Назван, Бурнай, Поздей, Чудай, Ждан, Гуляй, Малка, Девятка, Радай, Надежка, Дурай, Дурнай, Буди, Милуш, Первуш, Жадей, Живай, Петай и др. Многие из этих имен также составили основу современных мордовских фамилий.

Довольно широкое распространение имели среди дохристианской мордвы антропонимы тюркского происхождения, которые воспринимались мордовским населением в результате его контактов с тюркозычными еще домусульманскими, а затем и мусульманскими народами и, в первую очередь, с татарами. Это имена Булай, Чембулай, Чалмай, Сабай, Китай, Мемей, Ногай, Селеват, Сюлдюк, Казанчей, Бичура, Ямаш и др.

О происхождении собственно мордовских личных имен в определенной степени можно судить по смысловому значению их основы, которая могла обозначать или свойства характера ребенка (Кежай, Кежут, Кежапа, Кежеват, Кежедей от кежей – «злой»; Кутяй от кутявиця – «щекотливый»; Веляй от велиця – «вертлявый»; Паруш от паро – «хороший» и т. д.), или выражать отношение к ребенку, чувства родителей (Вечкас, Вечкус, Вечкан, Вечкуш, Вечкомас, Вечкай, Вечковат, Вечкенза от вечкемс – «любить»; Алтыш от алтамс – «обещать»; Учай, Учват, Учесь от учемс – «ждать»; Казей, по-видимому, от казнемс – «подарить»; Инжай, Инжеват – от инже – «гость» и т. п.), или место рождения ребенка (Кудаш, Кудас, Кудай от кудо – «дом»; Ошай, Ошас, Ошапа, Ошесь от ош – «город»; Паксяй, Паксют, Пакстян от пакся – «поле»; Виряй, Виряс, Вирдян от вирь – «лес» и т. п.), или время рождения ребенка (Видяй от видемс – «сеять»; Нуят, Нуянэа, Нуякша от нуемс – «жать»; Пивцай от пивцемс – «молотить» и т. д.).

Встречаются имена с основами, происшедшими, очевидно, от названий животных, птиц, деревьев и пр. (Пиняй, Пиняс от пине – «собака»; Карагай, Каргаш от карго – «журавль»; Пичай от пиче – «сосна»; Тумай от тумо – ««дуб» и т. д.).

Таким образом, по принципу своего происхождения мордовские антропонимы очень сходны, например, с русскими. Однако не все имена легко поддаются расшифровке. Есть целый ряд мордовских антропонимов, смысловое значение которых определить трудно, так как они дошли до нас в русский записи и, вероятно, подверглись на протяжении веков фонетической и морфологической адаптации (Червов, Арэют, Антяс, Азрапа, Чекулай, Кутор, Ацапа, Кичат, Начар, Тенякша, Чиндяс и др.).

Из-за того, что государственные документы царские власти оформляли обычно на мужское население, в русских документах и материалах о мордве обнаруживается очень мало женских имен, как-то: Мака, Нахя, Паштеня, Цебарка. По фольклорным источникам известны следующие женские имена: Литова, Саманька, Сыржа, Акамка, Мазярго, Паё, Снальтё, Атюта, Нуяль, Кастуша, Цеца, Сэняша, Витова, Канёва, Элюва, Кирдява, Виртява, Сиямка, Люкщамка, Васяльга, Азравка, Сирява, Стирява, Утяша и некоторые другие.

Отмечу в заключение, что мордовские, как эрзянские, так и мокшанские, антропонимы имели, в основном, одинаковое хождение среди обеих этнических групп мордвы4.

Сноски

1Н. Мокшин. Старинные мордовские имена. – Альманах «Литературная Мордовия», 1961, № 25. Вернуться к тексту 2Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т. I, ч. I. Саранск, 1940; т. I, ч. II – 1951; т. II – 1940; т. III, ч. I – 1939; т. III, ч. II – 1953. Вернуться к тексту 3Известно, что я прошлом русские личные имена, а по их типу и мордовские, писались, а также произносились русскими нередко с уменьшительным русским суффиксом -ка (о). В русских летописях и актах часты написания русских имен типа – Любимка (о), Нежданка (о), Осташка (о), Первушка (о), млн мордовских – типа Вечкушка (о), Вешутка (о), Коломаска (о), Инжайка (о), Учайка (о), Кудайка (о), Судоська (о), Пуреська (о) и др. Вернуться к тексту 4Но существовали и такие имена, хотя и немного, которые были в ходу среди эрзи или только среди мокши. Например, антропонимы, происшедшие от эрзянского слова вечкемс – «любить» (по-мокшански кельгомс) – Вечкан, Вечкут, Вечкенза, Вечкус, Вечкуш, Вечкомас, Вечковат – были распространены только среди эрзи.

Данная статья опубликована в сборнике: Ономастика Поволжья. – Ульяновск, 1969. – С. 59–64.

Дата размещения на сайте: 20.02.2009

op.imja.name


Смотрите также