Какое новое имя получила княгиня ольга крестившись


Какое имя получила княгиня Ольга по крещении

Рубрика : Легенды и были о княгине Ольге в Псковской земле

Есть и ещё одна странная, но заставляющая задуматься аналогия: современные художники, изображая княгиню Ольгу, рисуют её совсем молодой, с крестом в руке, или без него, на приёме у императора, или отдельно, но всегда в ситуации, связанной так или иначе с её крещением.

То ли они следуют летописи, которая утверждает, что император, при котором она крестилась, видел её молодой и красивой, то ли прислушиваются к голосу собственной обострённой художественной интуиции… А как Вы думаете, читатель? Стоит обратить внимание также на то, какое имя получила княгиня Ольга по крещении — Елена. Считается,, что оно было дано по матери императора Константина Великого Святой Елене. Однако, вопрос лежит глубже. По-гречески имя Ольги пишется как «ЕХусх, а Елена как ‘EXevf, то есть, две первые буквы совпадают. В латиноя-зычном варианте’это Helga и латинское Helena или французское Helene. А это значит, что помимо всего прочего, начало нового имени звучало похоже на старое. Завершая сюжет о времени и обстоятельствах крещения княгини Ольги, приведу интересное сообщение В.Н. Татищева. Известный историк, опираясь на некую летопись Симона Епископа, полученную им от Волынского, говорит, что «Ольга хотела, но не могла креститься в Киеве, боясь народа, и для того, по данному ей от Христиан совету, отправилась в Константинополь». А вот другой не менее известный историк Н.М. Карамзин возражая Татищеву, писал, что упомянутый епископ никогда не был летописцем, а, кроме того, в Киеве к христианам относились терпимо, и бояться княгине было нечего. Но, во-первых, у Татищева, как известно, были свои источники, до нас не дошедшие, а во-вторых, официальное крещение верховной княгини в сплошь языческой стране могло иметь непредсказуемые последствия. Несомненно, что это обстоятельство было прекрасно известно и самой Ольге. Мы знаем, что вопрос о времени крещения княгини Ольги вызывал споры и давал поводы к разночтениям уже в довольно ранних источниках. Если современный событиям Адальберт говорит о времени императора Романа (Романа I), то в XI веке в хронике Зонары встречаем уже: «Ольга, супруга Князя Российского, который ходил со флотом против Греков, по смерти мужа была в Константинополе, крестилась там, оказала великое усердие в Вере истинной и с честию возвратилась в отечество». Но на современном уровне исторической науки, мы знаем, что в 946 году она уже была христианкой … И современники её тоже об этом знали. Есть и другие, иногда довольно забавные разночтения. Провинциальный арабский летописец начала XI века, далёкий от столицы Византии Яхья Антиохийский, сообщает, что княгиня обращалась к императору с просьбой прислать священников на Русь, и что из Царьграда был послан епископ, который, как будто, и крестил княгиню и каких-то других людей. Сам Яхья писал, что нашёл эти сведения в книгах русов — утверждение само пор себе любопытное. Тем не менее, крещение Ольги в Киеве, как я уже отмечал, представляется маловероятным — слишком много риска — крестить правительницу языческого государства в столице этого государства. Обычно и русские князья, например, Аскольд и его люди, и венгерские правители старались креститься и крестились в Константинополе. Это резко повышало их престиж в глазах тогдашнего христианского мира. Вряд ли Ольга, с её прагматическим умом, была исключением из этого правила.

В одном проложном житии Ольги сказано: «… при-имши крест у Пресвитера, иде в свою землю, и той крест и доныне стоит во Святей Софии (Киевской соборной церкви) в олтаре, на десней стране, имеяй письмена сице: об-новися Российская земля святым крещением, его же прият Ольга Благоверная Княгиня».

Значение имени Ольга для жизненного пути женщины. Сильные женские имена.

istorya-pskova.ru

Княгиня Ольга (окончание)

Относительно личного крещения княгини Ольги и части ее свиты в Царьграде мнения исследователей расходятся. Важный аргумент в пользу того, что Ольга была крещена до поездки: византийские хроники и сам Константин не преминули бы отметить факт крещения в Царьграде, в описании же приемов императором в Магнавре, а затем прощального приема императрицей в зале Юстиниана нигде не говорится о крещении «архонтисы русов». Такие факты, важнейшие в политике империи и деятельности ее церкви, византийцы отмечали непременно. В те же годы в Царь-граде крещены, например, два венгерских князя, и это византийцы фиксируют протокольно. Совершенно невероятно, чтобы крещение Ольги сочли не заслуживающим упоминания.

Может быть, только дар Ольги — большое золотое блюдо, в отделке — «камень драгий» и жемчуг, блюдо, которое Ольга пожертвовала в святую Софию и которое показывали в Царьграде еще в начале XII века,- мог бы считаться крестильным вкладом княгини. Так его рассматривает и Русская православная церковь. Традиция давняя, но столь же вероятно, что блюдо — свидетельство принятого обмена подарками. Ольге тоже были вручены «многочисленные дары — золото и серебро, и паволоки, и сосуды различные». К тому же ничто не мешало Ольге сделать вклад в храм в том случае, если бы она была крещена на Руси.

Остается деталь, которая требует объяснения. При крещении Ольга получила имя Елены. Это частность, но частность важнейшая. В крестильном имени пытались предугадать, точнее, мистически ознаменовать судьбу, связывая имя с тем «соименным» святым, по которому оно дано, и с теми, кто это имя достойно — опять же с христианской точки зрения — носил. Еленой звали мать Константина Великого. Это она, христианка при сыне-язычнике (а Константин принял крещение едва ли не на смертном одре), отправилась в Палестину, чудесно обрела там величайшую христианскую святыню — крест, на котором распяли Христа. Та, «древняя Елена», много радела об укреплении христианства в Римской империи.

Вот на такую роль матери-христианки при сыне-язычнике, который под ее влиянием примет истинную веру, и «предназначает» Ольгу-Елену ее новое имя. Догадка не рушится, если Ольга крещена в Киеве перед отъездом. И если переговоры княгини о браке сына — поиски ею династической невестки в семействе императора — оказались (пока!) тщетными, то Летописец превращает их в галантную историю в духе средневековых романов.

Домогательства Ольги превращаются в домогательства Константина и выглядят даже несколько комично: «И увидел царь, что она очень красива лицом и разумна (какая, однако, перекличка с Никоновской летописью, с рассказом об Ольге-перевозчице.- Г. П.), и сказал ей: «Достойна ты царствовать с нами в столице нашей». Она же, уразумев смысл этого обращения, ответила цесарю: «Я язычница, если хочешь крестить меня, то крести меня сам — иначе не крещусь». И крестили ее царь с патриархом». После этого Константин с завидной прямотой говорит Ольге, точнее, уже Елене: «Хочу взять тебя в жены себе». Вот тут и последовал хитроумный ответ княгини, после чего императору осталось только признать: «Переклюкала мя еси…» (то есть перехитрила).

Константин уже давно был женат, и императрица Елена — еще одна знаменательная соименность для династических устремлений Ольги — торжественно принимала русское посольство во дворце. Игривая беседа с Константином — обозначение Летописцем действительно имевших место переговоров матримониального характера, но о браке Святослава. Они были неудачны, и летопись превращает их в неудачное сватовство Константина. Сохраняются оба существенных момента переговоров: сватовство и отказ. Реалии же, как мы видим, преобразованы в насмешку над цесарем благоприятным для чести княгини образом.

Отношения не с империей, а с Константином были испорчены. Император рассчитывал свою политику, полагая, что византийское влияние сможет быть распространено без учета интересов Киева. Это было ошибкой византийской дипломатии, не оценившей роста силы и влияния Руси; впрочем, это обычная ошибка прегордой Византии, всегда низко оценивавшей «варваров».

Империи уже вскоре потребовалась помощь, и Константин отправил послов в Киев. Ответ Ольги показывал, насколько она раздражена недавними переговорами и проволочками в приеме посольства. Ольга пообещала прислать войско, «если ты так же постоишь у меня в Почайне, как я в Суду…» Почайна — приток Днепра, где была торговая пристань Киева. Ольга хорошо помнила, как ее корабли стояли в константинопольской бухте.

Дипломатического разрыва не было. Торговля шла прежним порядком, а когда воцарившийся Роман II тоже просит военной помощи, Ольга в 961 году посылает киевскую рать в помощь империи, обороняющейся то от арабов, то от набегов норманнов, то от сильнейшего болгарского войска.

О крещении Руси речь пока не идет. «Похвала Ольге», помещенная Летописцем в год ее смерти (969 г.) как бы предваряет грядущие события. Ольга сравнивается с луною в ночи, с зарею перед светом, с денницей перед солнцем. Солнцем Летописец назовет Владимира. Пока же он исподволь готовит читателя к своему главному сюжету — крещению Руси.

www.mysterylife.ru

Крещение Ольги

Ольга способствовала распространению на Руси христианства.

Когда Ольга достигла тех лет, когда смертный, удовлетворив главным побуждениям земной деятельности, видит близкий конец перед собою и чувствует суетность земного величия, тогда истинная вера послужила ей опорой или утешением в печальных размышлениях о суетности человека. Ольга была язычница, но имя Бога Вседержателя уже славилось в Киеве. Она захотела стать христианкою и сама отправилась в столицу империи и Веры греческой. Там патриарх был ее наставником и крестителем, а Константин Багрянородный - восприемником от купели. Наставленная в святых правилах христианства самим патриархом Ольга возвратилась в Киев. Император, по словам летописца, отпустил ее с богатыми дарами и именем дочери, но кажется, она вообще была недовольна его приемом. Княгиня, воспаленная усердием к новой Вере своей, спешила открыть сыну заблуждения язычества, но юный, гордый Святослав не хотел внимать ее наставлениям. Напрасно Ольга представляла ему, что его пример склонил бы весь народ к христианству.

В середине 50-х годов X века Ольга с большим посольством отправилась в Византию. Там она крестилась в христианскую веру, получив в крещении имя Елены. «Повесть временных лет» описывает крещение княгини Ольги следующим образом. По легенде таинство крещения совершил константинопольский патриарх Феофилакт, а восприемником был император Константин Багрянородный. При крещении княгиня получила имя Елены в честь святой равноапостольной Елены. Византийский император, сраженный красотой и мудростью Ольги, захотел жениться на ней. «Я язычница, -- ответила русская княгиня. -- Если хочешь крестить меня, то крести меня сам, -- иначе не крещусь». Император исполнил желание Ольги, а затем снова предложил стать своей женой. Ольга же ответила: «Как ты хочешь взять меня, когда сам крестил меня и назвал дочерью. А у христиан не разрешается это, -- ты сам знаешь». И ответил император: «Перехитрила ты меня, Ольга».

Документальные исторические источники не дают однозначного ответа на вопрос, в каком году Ольга посетила Константинополь и где она приняла крещение. Ряд исследователей предполагает, что княгиня Ольга крестилась в Киеве, а путешествие в Византию предприняла в 957 году, будучи христианкой.

Если Ольга стала христианкой, то ее сын Святослав оставался язычником. Много раз княгиня Ольга пыталась научить сына христианской вере, говоря: «Я познала Бога, сын мой, и радуюсь, если и ты познаешь - будешь радоваться». Святослав же не слушался мать и отговаривался: «Как мне одному принять новую веру, если дружина моя станет надо мною смеяться?» Но Ольга любила своего сына и говорила: «Да будет воля Божия. Если захочет помиловать Бог род мой и народ русский, то вложит им в сердце то же желание обратиться к Богу, что даровал и мне». И так говоря, молилась она за сына и за всех русских людей каждую ночь и каждый день, воспитывая сына до его возмужания и совершеннолетия.

vuzlit.ru

Как всё-таки крестилась княгиня Ольга по хронике Адальберта

Рубрика : Легенды и были о княгине Ольге в Псковской земле

Вопрос может быть сформулирован и иначе: а какое крещение приняла княгиня Ольга первоначально?

Дело в том, что тогда человек мог креститься дважды: сначала шло неполное крещение, а затем уже полное. Срок между первым и вторым крещением мог занять неопределённо долгое время. Так, когда христианизатор Исландии Тангбранд в 1000 году заехал на двор некого Ацура, «Он принял неполное крещение». Приняв такое крещение, человек получал время изучить основы христианской религии, утвердиться в новой вере и только затем стать полноправным христианином. В одной из «прядей об исландцах», в пряди «О Токи» есть любопытный эпизод. Когда к конунгу Олаву Святому в начале XI века

приходит приходит старый человек по имени Токи, происходит следующий диалог: «А теперь скажи, крещёный ты человек или нет? Токи отвечает: «Я принял неполное крещение, потому что мне приходилось бывать то среди христиан, а то среди язычников, но верю я в Белого Христа. А пришёл я к вам затем, что хочу креститься …».

Это обстоятельство всегда надо иметь в виду в тех ситуациях, когда язычники переходили в христианскую веру в IX — X веках. Однако, если принять летописную версию о крещении Ольги непосредственно императором и патриархом, то можно определённо считать, что Ольга приняла полное крещение сразу.

Теперь я подхожу к тому вопросу, с которого начал этот сюжет: как всё-таки крестилась княгиня Ольга по хронике Адальберта? Учитывая всё вышеизложенное, а также то, что в 946 году император и его семейство — люди вне всякого сомнения весьма осведомлённые — принимали Ольгу как несомненную христианку со всеми вытекающими из этого очевидного факта привилегиями, надо думать, что она проявила во время этого визита необходимое знание церковных христианских норм и правил в полной мере. Поэтому можно довольно уверенно считать, что на это время Ольга считала себя христианкой, и что крестилась она при императоре Романе вполне осознанно. Однако, по-видимому, она вынуждена была скрывать свои убеждения, или, во всяком случае, не особенно их афишировать до 946 года, когда она стала единоличной правительницей Руси и могла себе позволить демонстративно включить в состав своего посольства христианского священника Григория. Поскольку известно, что она правила единовластно, отодвинув в сторону своего воинственного сына Святослава, бояться ей было больше некого и нечего. Но могут быть исключения, и об этом — ниже.

А вот вопрос о том, что же в действительности помешало князю Игорю в 921 году сходить походом на греков, я пока что оставляю открытым, поскольку его рассмотрение увело бы слишком далеко в сторону от основного сюжета. Да, Игорь был «упрежден», о чём я писал выше. Но Святослава, как известно, подобные мелочи не останавливали. Наоборот, он гордо предупреждал своих врагов перед походом: «Иду на вы!» Замечу здесь только, что когда в 922 году константинопольский патриарх Николай Мистик угрожал болгарскому царю Симеону нашествием руссов (а также венгров, печенегов, алан и других «скифских племён»), если болгары не прекратят военное давление на Византию, угроза эта не была осуществлена. И вовсе не потому, что руссы были связаны с болгарами узами дружбы, общностью культуры и совместными военными дей-

ствиями против византийцев, как пишет историк ранней дипломатии А.Н. Сахаров, а потому, что занимались какими-то собственными неотложными делами, — повидимо-му, теми что помешали им сходить на Византию в 921 году. Между прочим, это сообщение допускает и то, что конфликт 921 года мог быть к 922 году урегулирован мирным дипломатическим путём, иначе угроза патриарха была бы беспочвенной. А то, что она могла быть вполне реальной, доказывает позднейший поход Святослава, когда руссы на византийские деньги опустошили и завоевали земли восточного Болгарского царства. Кстати, известна и цена.

Kirill размер листа стандартный размер листа поликарбоната.

istorya-pskova.ru

7. Когда и где крестилась княгиня Ольга?

7. Когда и где крестилась княгиня Ольга?

На вопрос, где крестилась княгиня Ольга, мы можем дать совершенно определенный ответ, — в Царьграде. О том, что княгиня Ольга крестилась в Царьграде, говорят все русские летописи, византийский историк Скилиций[200], а также западноевропейские хроники.

Титмар Мерзебургский[201] говорит: «Helena Regina quae Constantinopoli baptizata erat» (Елена — христианское имя Ольги при крещении)[202]. Кроме Титмара, о посольстве Ольги к Оттону I и приезде в Киев епископа Адальберта говорит целый ряд хроник: так называемый «Continuator Reginonis», «Annales Lamperti»[203], а также «Анналы» Гильдесгейма, Магдебурга и Кведлинбурга. В грамоте Оттона (Monum. Germ. Dipl. I. 502) княгиня Ольга названа «Regina Rugorum»[204], что дало повод некоторым, например Карамзину, сомневаться, относится ли это к Ольге, а не к королеве жителей острова Рюгена[205]. В. Васильевский в статье своей «Древняя торговля Киева с Регенсбургом» (Журнал Министерства Народного Просвещения. 1888. № 258. С. 127) выяснил этот вопрос окончательно.

Нет ни одного исторического источника, который утверждал бы, что княгиня Ольга крестилась не в Царьграде, или подвергал бы в какой-то степени сомнению вышесказанное. Более того, Иоакимовская летопись ясно указывает, что Ольга и не могла креститься у себя дома: «Ольга владея со сыном, и научена бывши от пресвитер, сущих в Киеве, вере Христове, но крещения, народа ради, прияти не можаше; сего ради иде с верными вельможи ко Царюграду, и прияв крещение, со многими дары и честию от царя и патриарха возвратися в Киев, идеже первее святый Андрей веру Христову проповеда; приведе же с собою иереи мудри и церковь святыя Софии древяную устрои, а иконы ей присла патриарх, и прилежаху к научению».

Таким образом, Ольга была обращена в христианство еще в Киеве бывшими там христианскими священниками, но формального крещения не приняла, боясь недовольства народа («народа ради»). В ее решении принять крещение в Царьграде сыграло, вероятно, известную роль и желание увидать Царьград и совершить церемонию в условиях, соответствующих ее высокому положению (из дальнейшего мы увидим, что церемония была совершена при царском дворе). Своим крещением Ольга поставила свой народ перед свершившимся фактом, протестовать, в сущности, не было перед чем. Принятие Ольгой иной веры было ее личным делом, но в Киеве это могло вызвать сопротивление и волнения, крещение же в Царьграде произошло, так сказать, «под сурдинку».

Некоторые исследователи, не получив точного решения вопроса, когда крестилась Ольга, искали его в предположении, что Ольга явилась в Царьград, уже будучи христианкой, и формально. Это предположение совершенно не согласуется со всеми историческими источниками и должно быть окончательно отброшено.

На вопрос, когда княгиня Ольга крестилась, русские летописи отвечают — в 955 г. Как мы увидим, цифра эта довольно точна, но следует иметь в виду, что сообщение летописи об обстоятельствах крещения Ольги и дата ее крещения происходят из разных источников. Рассказ летописи об обстоятельствах крещения — не более как народная легенда, внесенная летописцем в летопись потому, что, кроме этой легенды, летописцу о крещении ничего не было известно.

Мы знаем, далее, что протограф летописи был без дат и только последующий летописец внес даты задним числом. Данная дата, т. е. 955 г., оказывается довольно верной и, надо полагать, выведена из указания Якова Мниха в «Памяти и похвале князю Владимиру», что Ольга умерла в 969 г., прожив 15 лет христианкой. Отсюда получается простой отсчет, что крестилась она в 954 г. или 955 г., если мы берем летосчисление с началом года 1 сентября.

Поскольку рассказ о крещении Ольги совершенно легендарен и содержит явные ошибки, например, в Лаврентьевской летописи сказано — «бе тогда царь имянемь Цемьский» (Иоанн же Цимисхий вступил на престол только 11 декабря 969 г., т. е. когда Ольги уже, по-видимому, не было в живых). Дата, указываемая русскими летописями, не является вполне надежной и нуждается в проверке иностранными источниками.

«Продолжатель Регинона» сообщает, что в 958 г. к императору Оттону I пришли послы королевы русских Елены, которая незадолго до этого была крещена в Константинополе при дворе имератора Романа (сына Константина Багрянородного). Таким образом, в 958 г. на Западе Ольгу уже знали как христианку и называли ее христианским именем Елена. Указание, что она была крещена при дворе императора Романа, однако, не означает, что это случилось в 959 г., когда император Роман вступил на престол. Дело в том, что и зять Константина Багрянородного (Роман Лекапен, умер в 945 г.), и дети его уже давно были возведены в императорское звание. Поэтому указание хроники говорит не столько о времени, сколько о месте крещения, т. е. о дворе императора Романа, что вполне правдоподобно, если принять во внимание знатность Ольги.

Следующим источником является труд Константина Багрянородного «О церемониях двора», в котором он, между прочим, описывает два приема Ольги им самим в среду 9 сентября и в воскресенье 18 ноября (эти дни соответствовали 957 г.). Багрянородный не называет Ольгу Еленой, а Хельгой, т. е. употребляет ее языческое имя. Однако в этом нельзя усмотреть того, что Ольга в 957 г. еще не была христианкой, — светские имена господствовали. Даже Владимир Мономах, уже значительно позже, в своем завещании детям говорит, — я, получивший при крещении имя Василий, а известный всем под именем Владимира и т. д. Не лишено значения и то, что и Ольга, и Владимир при канонизациях их Русской церковью вошли в список святых не с их христианскими, а их языческими именами. Отсюда ясно, что Багрянородный мог называть Ольгу, бывшую уже христианкой, ее языческим именем.

Из описания церемонии нельзя никак заключить, имел ли дело Багрянородный с христианкой или язычницей. Есть, однако, косвенные обстоятельства, говорящие в пользу того, что в 957 г. Ольга уже была христианкой. Если бы ее крещение состоялось в 957 г., то Багрянородный, во-первых, не мог умолчать о таком заметном событии, упоминая вместе с тем мельчайшие мелочи приема Ольги. Далее, из описания ее свиты видно, что в ее составе был священник Григорий, что вполне понятно, если Ольга уже была христианкой.

Наконец, имеется очень интересная деталь, — Ольга получила от императора во время обеда золотое блюдо, украшенное драгоценными камнями с 500 милиарисиями[206] на нем.

Архиепископ Новгородский Антоний видел впоследствии в ризнице Св. Софии в Царьграде это блюдо — «блюдо велико злато Ольги русской, когда взяла дань ходивши Царюгороду». Оказывается, гордая и оскорбленная задержкой в ее приеме, Ольга подарила императорское блюдо (храму) Святой Софии, т. е. деликатно вернула подарок, но в учтивой форме. То, что она подарила блюдо церкви, говорит о том, что она была христианкой.

Наконец, самое блюдо имело в середине изображение Иисуса Христа, — вряд ли Багрянородный мог преподнести подобное блюдо язычнице, да и не мог он быть уверен, как отнесется к этому княгиня-язычница.

Даже если мы допустим, что речь идет здесь о двух разных блюдах (а не верить архиепископу Антонию у нас нет оснований), дар блюда в храм Святой Софии показывает, что дарящая уже была христианкой.

Есть еще одно обстоятельство, показывающее, что Ольга в это время интересовалась христианством, — в 958 г. она посылала к Оттону I специальное посольство с просьбой о присылке на Русь епископа для распространения христианской веры. Так как она вернулась в Киев самое раннее в конце 957 г., то это посольство следовало непосредственно за ее посещением Царьграда. Из ее недовольства, отмеченного летописью, можно предположить, что в Царьграде она не добилась в делах церкви того, чего хотела, а потому обратилась к Оттону, т. е. к Риму.

Однако самым точным является указание византийского историка Скилиция, что Ольга крестилась при патриархе Феофилакте, который занимал эту должность с февраля 933 по 27 февраля 956 г. Так как в зимние месяцы путешествие Ольги было исключено, то крещение ее могло состояться до 956 г., скорее всего, в 954 или 955 г., как это дано русскими летописями. В этом случае и указание «Продолжателя Регинона», что она в 958 г. считалась незадолго до этого крестившейся, вполне подходит.

Таким образом, мы должны принять, что Ольга крестилась в Царьграде, скорее всего, осенью 954–955 сентябрьского года. Это заставляет нас принять двойную поездку Ольги в Царьград: в 955 г. с целью крещения и в 957 г. с какой-то дипломатической целью. Некоторым эта двойная поездка кажется маловероятной. Нам думается, что это ошибка перспективы: мы все время стремимся рассматривать наших предков как каких-то примитивов, сидевших дома, боявшихся всего чужого и т. д.

Поездка Ольги в Царьград — исторический факт, и совершенно понятно, что она, властительница огромного государства, имела все возможности исполнить свое желание: вторично побывать в Царьграде. Не напиши Багрянородный книгу о церемониях византийского двора, мы ничего не знали бы о второй поездке Ольги, ибо это был сравнительно мелкий факт. О первой ее поездке сохранил следы Скилиций, именно самое главное — что она крестилась.

Следующая глава

history.wikireading.ru

Киевская княгиня Ольга. Ее история, крещение и как это повлияло на будущее народа

Киевская княгиня Ольга правила Русью 15 лет. За эти годы она провела ряд реформ, укрепивших государство. Ольга еще до Крещения Руси приняла христианство и стала первой русской святой и одной из шести женщин, которых причислили к лику святых равноапостольных. Какой была эта женщина?

Н. А. Бруни Святая великая княгиня Ольга

Происхождение княгини Ольги

Мы читаем о великой княгине Ольге в «Повести временных лет». Великий князь Киевский Игорь Рюрикович взял себе в жены невесту из Пскова. Происходила она из рода Изборских князей. Это была одна из забытых древнерусских княжеских династий. Летопись пишет: «И привели ему жену из Пскова, именем Ольгу». Ольга была варяжского происхождения, и имя ее звучало на варяжский манер — Хельга. Русские люди переделали его в Ольга, или Вольга.

«И управляла княгиня Ольга не как женщина, но как сильный и разумный муж»

В летописных свидетельствах о княгине Ольге (890-969) немало хронологических неточностей и загадок, но вряд ли могут возникнуть сомнения в достоверности большинства фактов ее жизни. Родилась Ольга близ Пскова. Год ее рождения неизвестен. В летописях имя Ольги впервые появляется в повествовании о ее свадьбе с киевским князем Игорем.

После свадьбы имя будущей просветительницы Руси упоминается в очередной раз только через несколько десятилетий, в русско-византийском договоре 944 года. А еще через год Игорь погибает от рук древлян и Ольга становится правительницей Руси. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола Святослава, которому на тот момент было всего три года.

Древляне после убийства Игоря прислали к его вдове сватов — звать замуж за своего князя Мала. Княгиня не пошла на эту сделку с совестью. Двадцать сватов были закопаны живьем в той ладье, на которой приплыли. Следующую делегацию, состоявшую из древлянской знати, сожгли в бане. Затем Ольга отправилась на могилу мужа справить тризну. Опоив во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о пяти тысячах убитых. Апофеозом мести княгини Ольги за убийство мужа был военный поход на древлян и сожжение Искоростеня. Город сожгли с помощью птиц, к ногам которых привязали горящую паклю. Оставшихся в живых древлян пленили и продали в рабство.

Сергий Круглов, русский поэт, публицист, православный священник:

«И как к этому ко всему относиться? Здесь нужно понимать два момента. Во-первых, совершая эти поступки, Ольга была еще язычницей, не христианкой. А мы знаем, как сильно крещение может изменить человека. Случаются и кардинальные перемены – об этом свидетельствует пример князя Владимира. Когда он крестился, то совершенно переменил свою жизнь. Мы и по себе это знаем, как меняется жизнь после того как мы проходим через таинственные воды крещения вслед за Христом и возрождаемся к новой жизни. Действительно, если человек с верой преступает к этому таинтву, то его жизнь меняется.

А во-вторых, то, что Ольга так себя повела, по языческим меркам было вполне закономерно. Вспомним книги Ветхого Завета: как там вынуждены были поступать люди. Вспомним мерки, с которыми к ним подступал Бог и которые им предъявляла окружающая жизнь. Иными словами, про Ольгу можно сказать, что это шекспировская фигура – настолько большого масштаба, что нам, современным людям, многое в ней непонятно. Мы живем совсем в других условиях. В том числе, на нас сильно повлияли соображения политкорректности. Мы боимся порой лишний раз пошевелить пальцем или сказать слово в социальных сетях, потому что нас за это уже называют извергами. А в то время жизнь была совсем другая. И если люди уровня княгини Ольги совершали такие поступки, это считалось добродетелью, в тогдашнем ее понимании. Поэтому для нас некорректно подходить со своими мерками и судить о тех событиях со своей колокольни. Тем более, что судить кого-то – это нарушение заповеди. Княгиня Ольга делала все то, что она почитала своим долгом».

Создательница государствености Руси

Великая княгиня Ольга вошла в историю как одна из создательниц русской государственности. Она объезжала русские земли, подавляла бунты мелких поместных князей, централизовала государственное управление с помощью системы «погостов». Погосты — финансово-административные и судебные центры — были крепкой опорой княжеской власти в удаленных от Киева землях.

Крещение княгини Ольги в Царьграде. Миниатюра из Радзивилловской летописи, 15 век

После принятия святого Крещения Ольга повелела строить по погостам храмы. Уже при святом Владимире погост и храм воспринимались как единое целое. Сейчас «погост» значит «кладбище», но это более позднее значение слова.

Житие так повествует о трудах Ольги: «И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна, своими же людьми любима. Во всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла».

Русь росла, а христианство укреплялось

Святая княгиня Ольга. Эскиз росписи собора Св. Владимира в Киеве

Строились города, окруженные каменными и дубовыми стенами. Ко времени правления Ольги относится установление первых государственных границ Киевской Руси. Богатырские заставы, воспетые в былинах, сторожили мирную жизнь киевлян как от кочевников с востока, так и от нападений с запада. Чужеземные купцы устремлялись на Русь с товарами. Скандинавы охотно вступали наемниками в русское войско. Русь становилась великой державой.

Как мудрая правительница, Ольга видела на примере Византийской империи, что недостаточно забот лишь о государственной и хозяйственной жизни. Она пришла к тому же выводу, к которому через несколько десятилетий придет князь Владимир: государству нужна религия, которая объединит разрозненные части в единое целое и удержит это целое от распада.

Сделав свой выбор, великая княгиня Ольга отправилась с большим флотом в Константинополь. Целями этого путешествия были и религиозное паломничество, и дипломатическая миссия, и демонстрация военного могущества Руси. По свидетельству летописи, в Константинополе Ольга приняла решение стать христианкой. Таинство Крещения совершил патриарх Константинопольский Феофилакт, а восприемником был император Константин Багрянородный.

В Киев Ольга вернулась с иконами и богослужебными книгами. Она воздвигла храм во имя святителя Николая над могилой Аскольда — первого киевского князя-христианина и многих киевлян обратила ко Христу. С проповедью веры отправилась княгиня на север. В Киевских и Псковских землях, в отдаленных весях, на перекрестках дорог она воздвигала кресты, уничтожая языческие идолы. В городах строились храмы.

Несмотря на успех своей поездки в Константинополь, Ольга не смогла склонить императора к соглашению по двум важнейшим вопросам: о династическом браке Святослава с византийской царевной и об условиях восстановления существовавшей при Аскольде митрополии в Киеве.

Она учила своих внуков и весь народ христианской вере

Апостольские труды княгини встречали тайное и открытое сопротивление язычников. Среди бояр и дружинников в Киеве нашлось немало людей, которые возненавидели святую Ольгу. Ревнители языческой старины с надеждой смотрели на подрастающего Святослава, решительно отклонившего уговоры матери принять христианство. Святой Ольге пришлось смириться с происходящим и уйти в дела личного благочестия, предоставив управление язычнику Святославу.

Много скорбей пришлось пережить святой Ольге в конце жизни. Святослав препятствовал ее попыткам утверждения христианства на Руси. Она учила своих внуков, детей Святослава, христианской вере, но не решалась крестить их, опасаясь гнева сына. Последние годы, среди торжества язычества, ей, когда-то всеми почитаемой владычице державы, крестившейся от Вселенского патриарха в столице Православия, приходилось тайно держать при себе священника, чтобы не вызвать новой вспышки антихристианских настроений. В 11 июля 969 года княгиня Ольга отошла в мир иной. Спустя 19 лет посеянные ею семена взошли: ее внук, святой равноапостольный князь Владимир, крестил Русь.

Фото на обложке: «Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря». Эскиз В. И. Сурикова, 1915

www.invictory.org


Смотрите также